Персонализация – что это такое, концепция персонализации петровского

Концепция персонализации В.А.Петровского: основные положения

Личность рассматривается А. В. Петровским (1982) не как индивид, взятый в абстрактном социальном окружении, а, прежде всего как человек, определяющий себя через группу, через социум. Потребность в персонификации является отправным пунктом анализа личности. Именно поэтому А. В. Петровский называет свою теорию концепцией персонализации.

Им выделяется три основных процесса:

• адаптация – как присвоение индивидом социальных норм и ценностей, то есть, становление социально-типического;

• индивидуализация – как открытие или утверждение «Я», выявление своих склонностей и возможностей, особенностей характера, то есть, становление индивидуальности;

• интеграция – как изменение жизнедеятельности окружающих людей, осуществление вкладов и их принятие окружающими и тем самым утверждение своего инобытия в других людях, то есть, становление всеобщего.

Таким образом, в структуру личности человека, по А.В. Петровскому, входят три образующие, три подсистемы: индивидуальность личности, ее представленность в системе межличностных отношений и в других людях. Личность должна быть характеризуема в единстве всех трех сторон ее существования как субъект межиндивидных, социальных по своему происхождению связей и отношений.

Трехфакторная модель значимости другого.

Три основных направления значимости – аттракция – референтность – авторитетность (власть). Это личностное проявление субъекта. Это идеальная представленность человека в сознании тех, с кем он имеет дело.

Обратите внимание

Первый фактор – это референтность и авторитетность. Авторитетность – это значимость мнения одного лица при поведении и принятии решений другим лицом.

Второй фактор – аттракция – то есть привлекательность или отчуждение.

Третий фактор – институционализированная роль. Это авторитет власти, или формальный авторитет. Он утрачивается с выходом из системы иерархии, а также если нет сочетания с аттракцией и авторитетность.

Методическое обеспечение трехфакторной модели значимого другого (социометрия, референтометрия, методика изучения интрагрупповой структуры власти).

Ранняя социализация (до 14-18 лет); 2. поздняя социализация (взрослая жизнь).

Самый главный этап с точки зрения формирования социальных качеств – первый, поскольку именно в его рамках происходит становление личности.

М. Мид в своей работе «Культура и мир детства» рассматривает три варианта трансляции опыта в обществе [Мид, 1988]:

• Постфигуративная культура: новое поколение перенимает опыт у предыдущего, главными образцами поведения для детей выступают взрослые.

Главной характеристикой подобного социального устройства являются крайне высокая стабильность существования и простота организации жизни.

Это приводит к отсутствию необходимости самоопределения личности, так как существует высокая степень предрешенности большинства способов поведения, связанная с постоянством неизменностью условий жизни на протяжении многих поколений.

Для такой культуры характерны большие семьи, которые включают в себя одновременно три поколения родственников.

• Кофигуративная: социальный опыт передается по горизонтали,т.е. и дети, и взрослые в качестве основного источника образцов поведения используют сверстников.

Жизнь более динамична, подвижна, разнообразна. Это приводит к множественности образцов поведения и их изменчивости. Для этого типа культуры характерны интенсивные миграционные процессы, развитые средства массовой информации, относительно частые социальные и природные катаклизмы, приводящие к осложнению передачи опыта от взрослых к подрастающему поколению.

* Префигуративная: носителями новых образцов поведения являются представители нового поколения, иными словами, взрослые учатся у детей. М. Мид пишет: «Теперь же мы вступаем в тот период, новый для истории, когда молодежь с ее префигуративным схватыванием еще неизвестного будущего наделяется новыми правами» [Мид,1988. С. 322 ].

Определяя еще несколько десятилетий назад современную ситуацию как переход к префигуративной культуре, М. Мид задала вектор анализа процесса социализации на период конца XX — начала XXI в. В целом можно охарактеризовать современную социальную ситуацию следующим образом: удлинение периода детства, увеличение разрыва между поколениями, ускорение динамики институтов социализации.

Удлинение детства связано в первую очередь с общим усложнением жизни. Изменение предметной среды очевидно. Так, в XX столетии, наполненном принципиально новыми научно-техническими изо-бретениями, окружающий нас мир стал совсем иным и продолжает меняться каждые 5—10 лет.

Однако трансформация касается не только предметного окружения, не менее важным и сложным кажется процесс социальных изменений. Меняются формы социального взаимо-действия. Они становятся значительно более сложными, опосредованными и разнообразными.

Важно

Таким образом, можно сказать, что мир, в который входят сегодня новые поколения, стал во многом более неопределенным и многозначным.

Эти перемены определяют не только необходимость более длительного периода детства, но и выступают причиной увеличивающегося разрыва между поколениями. Скорость изменений жизни обесценивает большую часть социального опыта человека чрезвычайно быс-тро. Меняется ценностная структура этого опыта.

Информация сама по себе перестает иметь решающее значение. Большую ценность начинают приобретать способы ее получения, готовность к изменениям, учет ситуаций высокой степени неопределенности.

Детальный анализ особенностей информационной среды дается в главе 12 данной книги, а также в отдельной главе монографии «Социальная психология

Здесь же важно подчеркнуть специфичность изменений, характерных для современной жизни. Было бы не совсем корректно напрямую связывать развитие научных представлений о процессе социализации и конкретные социальные изменения. Однако определенная связь есть.

Речь идет не о прямой зависимости, а о необходимости формулировать более сложные, соответствующие социальной реальности теоретические построения.

Попробуем разобраться в глобальной тенденции изменений взглядов в психологии на процесс социального развития личности.

В самом общем плане все подходы к процессу социализации можно разделить на две различные идеологии, парадигмы: созревание и индивидуальный путь развития: «…

в зависимости от исходных теоретических представлений онтогенез рассматривается как сугубо индивидуальная траектория (или тип траекторий), как непрерывная плавная череда микроизменений или, напротив, как последовательность относительно устойчивых и отграниченных стадий, в принципе, единых для всех представителей данной культуры» [Поливанова, 2000. С. 6].

С одной стороны, большинство теорий социализации исходят из идеи существования некоторого идеального, нормативного процесса, с которым и сопоставляется течение социализации конкретного ребенка, группы детей и т.д. Условно это направление может быть названо парадигма созревания.

Совет

Согласно этому направлению, существует четкая последовательность этапов, смена которых более или менее жестко связана с определенными возрастными границами, а последовательность определяется некоторой внутренней логикой, присущей этому процессу. Классическим примером такой концепции является периодизация 3. Фрейда. Для Э.

Эриксона [Эриксон,1996] — ученика Фрейда — развитие личности в обществе задается психоаналитическими закономерностями, во многом «разбавленными» некоторыми социальными факторами. Другая влиятельная современная система взглядов на социализацию принадлежит ученику Ж. Пиаже последовательному когнитивисту Л. Колбергу [Колберг и др.

, 1992], который отождествляет этот процесс с моральным развитием личности.

При всей непохожести этих концепций их объединяет представление о том, что существует некий правильный, идеальный процесс социализации, к которому следует стремиться, по которому нужно оценивать конкретную ситуацию развития. Однако обе эти теории нарушают жесткость представлений парадигмы созревания.

Эриксон частично, а Колберг полностью отказываются от жесткой связи этапов и возраста; для каждого из них процесс социализации растянут на всю жизнь человека и т.д. Можно сказать, что современная ситуация в психологии характеризуется переходом к новой идеологии, суть которой сводится к тому, что жизненный путь каждой личности уникален и неповторим.

В каждый отдельный момент перед человеком предстает бесконечность вариантов его развития, и выбор направления движения связан с огромным числом возможностей и имеет вероятностную детерминацию. Новая система взглядов на процесс социализации, условно называемая нами парадигмой индивидуального пути развития, в основных принципах принимается подавляющим большинством психологов.

Наиболее полно эти принципы были сформулированы американскими психологами Л. Р. Шерродом и О. Г. Бримом-младшим [Зпеггоо1, Впт, 1986]:

Источник: https://cyberpedia.su/6x454a.html

ПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ

от лат.

persona — личность] — а) процесс, в ходе которого происходит существенное изменение в системе личностных смыслов и поведенческой активности человека в связи с «идеальной», внеактуальной представленностью в его сознании образа другого субъекта; б) сам факт «идеальной» представленности в сознании человека образа «значимого другого»; в) одна из возможных ипостасей — метаиндивидная — существования личности за счет «идеальной» ее представленности в сознании других людей, что обусловливает специфику их эмоциональной и когнитивной сфер и поведенческой активности. В этом значении понятие «персонализация» введено В. А. Петровским. Им же была предложена концепция персонализации, согласно которой индивид, как, прежде всего, субъект межличностных отношений представляет собой своеобразное единство трех ипостасей существования собственно личности и личностности: 1) как относительно устойчивой совокупности интраиндивидных качеств (симптомокомплексы психических свойств, образующие ее индивидуальность, мотивы, направленности личности, структура характера личности, особенности темперамента, способности); 2) как включенности индивида в пространство межиндивидных связей, где взаимоотношения и взаимодействия, возникающие в группе могут трактоваться как носители личности их участников; 3) как «идеальной» представленности индивида в жизнедеятельности других людей, в том числе за пределами их актуального взаимодействия, как результата активно осуществляемых человеком смысловых преобразований интеллектуальной и аффективно-потребностной сфер личности других людей. Человек испытывает закономерную, социально детерминированную потребность «быть личностью», то есть быть в максимально возможной степени «идеально» представленным в сознании других людей, прежде всего и более всего, теми своими особенностями, гранями индивидуальности, которые он сам ценит в себе. Потребность «быть личностью» может быть удовлетворена лишь при наличии соответствующей способности. Разрыв, «вилка» между этими потребностью и способностью может привести к серьезным нарушениям процесса личностного развития, качественно искривить линию личностного роста, нарушить общую поступательную направленность движения к подлинной зрелости. Одним из базовых положений данного подхода является утверждение о единстве, но не тождестве понятий «индивид» и «личность», что подразумевает возможность целого ряда артефактных, по сути своей, парадоксальных ситуаций: а) наличие индивида, не являющего личностью (например, в ситуациях жесткой вынужденной изоляции индивид может быть попросту лишен возможности реализовать себя как личность); б) наличие личности при отсутствии индивида (например, ситуация индивидуально-специфического влияния на многих никогда не существовавших людей — персонажей художественных произведений и т. п.); в) потеря личностности творца и отчуждение его от результатов своих деяний и приписывание его заслуг другим лицам (например, различные проявления феномена Цахеса); г) приобретение своего рода личностного бессмертия или, как минимум, значительного пролонгирования личностного существования индивида после его реальной физической смерти (например, феномен «референтной памяти» после потери близкого человека). При этом человек именно через деятельность, а еще точнее, через деяния транслирует свою личностность другим, иногда неосознанно удовлетворяя свою социогенную потребность «быть личностью», потребность в персонализации. В то же время в различных сообществах эта потребность удовлетворяется, как правило, в разной степени. Так, многократно и при этом однозначно в целом ряде экспериментальных работ было показано, что в группах высокого уровня социально-психологического развития возможна персонализация практически всех ее членов, своего рода «стопроцентная взаимосоциализация», а, например, в корпоративных группировках персонализация властной «элиты» чаще всего базируется на откровенной деперсонализации остальной части сообщества.

Следует особо отметить, что в концепции В. А. Петровского персонализация рассматривается не только как индивидуальная, но и как общественная потребность. По словам В. А. Петровского, «потребность индивида быть личностью становится условием формирования у других людей способности видеть в нем личность, жизненно необходимую для поддержания единства, общности, преемственности, передачи способов и результатов деятельности и, что особенно важно, установления доверия друг к другу, без чего трудно надеяться на успех общего дела.

Таким образом, продолжает В. А. Петровский, — выделяя себя как индивидуальность, добиваясь дифференциальной оценки своей личности, человек полагает себя в общности как необходимое условие ее существования, поскольку он производит всеобщий результат, что позволяет сохранять эту общность как целое.

Общественная необходимость персонализации очевидна. В противном случае исчезает и становится немыслимой доверительная, интимная связь между людьми, связь между поколениями, где воспитуемый впитывает в себя не только те знания, которые ему передаются, но и личность передающего.

Обратите внимание

На определенном этапе жизни общества эта необходимость выступает в виде ценностно закрепленных форм социальной потребности…

Потребность “быть личностью”, потребность в персонализации обеспечивает активность включения индивида в систему социальных связей, в практику и вместе с тем оказывается детерминированной этими социальными связями.

Стремясь включить свое “Я” в сознание, чувства и волю других посредством активного участия в совместной деятельности, приобщая их к своим интересам и желаниям, человек, получив в порядке обратной связи информацию об успехе, удовлетворяет тем самым потребность в персонализации»1.

Легко заметить, что, будучи совершенно самостоятельным и завершенным подходом к проблеме личности, концепция персонализации перекликается не только с рядом фундаментальных персонологических теорий известных в зарубежной психологии, в частности, с психосоциальным подходом Э.

Эриксона, гуманистическим психоанализом Э. Фромма и рядом других, но и с перспективными социологическими и философскими теориями, такими как концепция социального капитала, основанного на доверии, Ф. Фукуямы.

Тем самым, концепция персонализации, в основе своей разработанная еще в советский период, выгодно отличается от традиционных для советской психологии подходов, многие из которых откровенно противопостовлялись (главным образом, по идеологическим и конъюктурным соображениям) общемировым тенденциям в психологической науке и, как следствие, носили умозрительный и догматический характер, будучи совершенно «неудобоваримыми» с практической точки зрения. По сути дела, в условиях тоталитарного общества в психологии личности господствовла педагогическая парадигма — предметом изучения было не то, как развивается реальная личность в реальных условиях, а то как в «идеале» (на тот момент исторически выдержанном) должна развиваться личность абстрактная.

В этой связи совершенно неудивительно, что хотя основные положения концепции персонализации и получили определенное, в том числе и официальное признание в советской науке, она была почти пригнорирована в рамках реальной социально-психологической и педагогической практики.

В советской школе за редким исключением господствовала жесткая авторитарная модель воспитания, в логике которой потребность индивида «быть личностью» не только практически игнорировалась, но и зачастую рассматривалась как откровенно вредная, толкающая развивающуюся личность к неоправданному индивидуализму и эгоистическим проявлениям.

Важно

Не случайно у детей, чье дошкольное развитие, в силу семейной специфики, протекало в условиях доверительных партнерских отношений со взрослыми и пытавшихся быть «не таким, как все», нередко возникали проблемы с учителями и администрацией школы. Фактически вся учебно-дисциплинарная модель образования была направлена на тотальную деперсонализацию.

К сожалению, эта порочная образовательная система до конца не изжита и по сегодняшний день.

В этой связи проблема персонализации представляется задачей первостепенной важности для любого социального психолога-практика и, конечно же, прежде всего, для курирующего образовательную деятельность.

Читайте также:  Невроз - лечение, симптомы, признаки, формы, причины неврозов

Совершенно очевидно, что концепция персонализации позволяет не только понять общие закономерности данного процесса, но и дает в руки практического социального психолога мощные интерпретационные «ключи», позволяющие не только адекватно оценивать позицию каждого конкретного члена курируемого сообщества, с точки зрения удовлетворения его потребности «быть личностью», но и прогнозировать трансформацию самого сообщества в результате личностной персонализации практически каждого конкретного члена.

Это тем более важно, что процесс персонализации индивида, с точки зрения В. А. Петровского не является конечным: «Он продолжается либо в расширении объектов персонализации, появлении новых и новых индивидов, в которых запечатлевается данный субъект, либо в углублении его присутствия в жизни и деятельности других людей»1.

Поэтому чрезвычайно важно поддерживать баланс персонализации участников группы в контексте общегруппового развития. В противном случае возникает реальный риск вырождения группы в корпоративное сообщество.

Однако решать эту задачу следует не в логике фактической деперсонализации, а за счет обеспечения условий для максимально полной взаимной персонализации всех членов курируемой группы.

Концепция персонализации также позволяет идентифицировать и интерпретировать ряд хотя и артефактных по своей сути, но достаточно часто встречающихся в реальной социально-психологической практике явлений, таких, как Цахеса (развернуто описан в соответствующей статье «Азбуки»), феномен поручика Киже, эффект Кеннеди, и т. п.

Совет

Феномен поручика Киже представляет собой крайний случай наличия личности при отсутствии индивида. В результате неразборчивого написания фразы «поручики же» в недрах бюрократической машины родилась и начала жить совершенно самостоятельной жизнью, получая жалование, поручения, продвижение по службе и т. д.

, фантомная личность — «поручик Киже».

В современном обществе подобные фантомы зачастую оказывают отчетливо выраженное влияние не только на отдельно взятых индивидов, но и на целые группы (в первую очередь, молодежные), оказываясь при этом более значимыми с точки зрения идеальной представленности личностями, чем реальные люди.

Как показано в исследованиях Е. П. Белинской, А. В. Венидиктовой и др.

, для молодых людей, особенно тех, чья профессиональная деятельность напрямую связана с компьютерными технологиями и виртуальной реальностью, все чаще высокозначимыми фантомными личностями становятся персонажи компьютерных игр, наделенные такими «личностными» качествами, как повышенная агрессивность, жестокость, всемогущество, бессмертие. Совершенно очевидно, что в своих крайних проявлениях «феномен поручика Киже» представляет реальную угрозу психическому здоровью индивида, а в тех случаях, когда он приобретает массовый характер, и интересам общества.

Эффект Кеннеди имеет место, когда после физической смерти (как правило, насильственной) индивида идеальная представленность и влияние его личности на других людей не только не исчезает, но и существенно усиливается. Дж. Ф. Кеннеди выиграл президентские выборы 1960 г. с минимальным преимуществом.

На протяжении президентства его рейтинги ни разу не превысили 50%, перспективы на преизбрание были доволно туманны. Однако сразу же после своей трагической гибели, Д. Кеннеди не только превратился в национального героя, чьим именем назывались корабли, кому были посвящены десятки книг, несколько художественных документальных фильмов и т. п.

Для большинства американцев он стал идельным президентом, примером для массового подражания. Более того, выстрелы в Далласе имели подобные последствия не только в США, но и практически во всем мире.

Даже в Советском Союзе покойный президент позиционировался пропагандой как «здравомыслящий политик», «сторонник мирного сосуществования», павший жертвой «крайних реакционных кругов США».

При этом особенно показательна в данном контексте, естественно, не позиция агитпропа, а реакция рядовых советских граждан, многие из которых прониклись совершенно искренней симпатией к покойному президенту, воспринимавшемуся ими всего несколькими месяцами ранее (в период Карибского кризиса) как агрессор, готовый вот-вот развязать третью мировую войну.

Эффект Кеннеди необходимо, прежде всего, учитывать при принятии решений о физическом устранении или смертной казни по решению суда, руководителей и наиболее одиозных функционеров террористических и экстремистских организаций (в частности, в этом плане казнь Хуссейна в 2006 году может иметь тот же эффект). При определенных условиях такие действия могут реально привести к приобретению ими статуса «мучеников» и кратному увеличению числа их сторонников. Прямой профессиональной обязанностью социальных психологов, специализирующихся в сфере политического консультирования, а также подготовки сотрудников спецслужб и аналитического обеспечения антитеррористических мероприятий, является доведение до сознания лиц, принимающих и реализующих соответсвующие решения, наличия и социально-психологической природы данной угрозы.

Обратите внимание

И все-таки при всей значимости перечисленных явлений они представляют собой относительно локальные социально-психологические феномены.

Основной же и наиболее универсальной задачей практического социального психолога в контексте рассматриваемой проблематики должно стать стремление достигнуть реальной просоциальной по своей содержательной направленности взаимной персонализации максимального числа членов курируемой им группы или организации.

Источник: https://vocabulary.ru/termin/personalizacija.html

Концепция персонализации А. В. Петровского (род. в 1924)



Обратная связь

ПОЗНАВАТЕЛЬНОЕ

Сила воли ведет к действию, а позитивные действия формируют позитивное отношение

Как определить диапазон голоса – ваш вокал

Как цель узнает о ваших желаниях прежде, чем вы начнете действовать. Как компании прогнозируют привычки и манипулируют ими

Целительная привычка

Как самому избавиться от обидчивости

Противоречивые взгляды на качества, присущие мужчинам

Тренинг уверенности в себе

Вкуснейший “Салат из свеклы с чесноком”

Натюрморт и его изобразительные возможности

Применение, как принимать мумие? Мумие для волос, лица, при переломах, при кровотечении и т.д.

Как научиться брать на себя ответственность

Зачем нужны границы в отношениях с детьми?

Световозвращающие элементы на детской одежде

Как победить свой возраст? Восемь уникальных способов, которые помогут достичь долголетия

Как слышать голос Бога

Классификация ожирения по ИМТ (ВОЗ)

Глава 3. Завет мужчины с женщиной

Оси и плоскости тела человека – Тело человека состоит из определенных топографических частей и участков, в которых расположены органы, мышцы, сосуды, нервы и т.д.

Отёска стен и прирубка косяков – Когда на доме не достаёт окон и дверей, красивое высокое крыльцо ещё только в воображении, приходится подниматься с улицы в дом по трапу.

Дифференциальные уравнения второго порядка (модель рынка с прогнозируемыми ценами) – В простых моделях рынка спрос и предложение обычно полагают зависящими только от текущей цены на товар.

Личность рассматривается А. В. Петровским (1982 как человек, определяющий себя через группу, через социум. Потребность в персонификации является отправным пунктом анализа личности. Именно поэтому А. В. Петровский называет свою теорию концепцией персонализации.

Выделил 3 основных проц:

адаптация – как присвоение индивидом социальных норм и ценностей, то есть, становление социально-типического;

индивидуализация – как открытие или утверждение «Я», выявление своих склонностей и возможностей, особенностей характера, то есть, становление индивидуальности;

интеграция – как изменение жизнедеятельности окружающих людей, осуществление вкладов и их принятие окружающими и тем самым утверждение своего инобытия в других людях, то есть, становление всеобщего.

Важно

в структуру личности человека входят три подсистемы: индивидуальность личности, ее представленность в системе межличностных отношений и в других людях. Личность должна быть характеризуема в единстве всех трех сторон ее существования как субъект межиндивидных, социальных по своему происхождению связей и отношений.

Периодизация:1) эпоха детства характеризуется преобладанием адаптации над индивидуализацией;2) эпоха отрочества связан с преобладанием индивидуализации над адаптацией;3) эпоха юности характеризуется преобладанием интеграции над индивидуализацией.

51. ЧТО ТАКОЕ САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ И ДЛЯ ЧЕГО ОНА НУЖНА

Самоактуализация – стремление человека к возможно более полному выявлению и развитию своих личностных возможностей.

Самоактуализация – это непрерывная реализация потенциальных возможностей, способностей и талантов, как свершение своей миссии, или призвания, судьбы и т. п., как более полное познание и, стало быть, принятие своей собственной изначальной природы, как неустанное стремление к единству, интеграции, или внутренней синергии личности.

Акт самоактуализации – это некоторое конечное число действий, выполняемых субъектом на основании сознательно поставленных перед собой целей и стратегии их достижения. Каждый акт самоактуализац завершается специфич эмоцион реакцией – «пиковым переживанием», положительным в случае успеха, и отрицательным (боль, разочарование) – в случае неудачи.

САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ. МАСЛОУ.считал, что самоактуализация является наивысшей потребностью человека, в соответствии с «пирамидой потребностей». По мере удовлетворения низлежащих потребностей, все более актуальными становятся потребности более высокого уровня.

Маслоу -большинство людей, если не все, нуждаются во внутреннем совершенствовании и ищут его.

Самоакт по Карлу Роджерсу – естественное раскрытие в человеке его природного личностного потенциала при наличии необходимых для этого условий. Роджерс считал, что природе человека свойственна тенденция к росту и развитию так же, как в семени растения заложена тендеция к росту и развитию.

52. Потребность — это переживание необходимости в чем-либо; устойчивое стремление, желание человека, побуждающее его к жизненной активности.

Удовлетворение потребностей — это процесс, замкнутый психологический цикл, в котором вычленяются такие этапы: актуализация конкретной потребности или желания, поиск средств и способов удовлетворения, его освоение, использование и угасание активности.

Потребность — это переживание необходимости в чем-либо, устойчивое сильное желание, постоянное стремление.

Совет

Надо различать следующие виды потребностей: ♦ природные (естественные) потребности — ПП (в самосохраннии, питании, отдыхе, сексуальном удовлетворении и т. д.); ♦ материальные потребности — МП (в жилище, одежде, предметах быта); ♦ социальные потребности — СП (в общении, самореализации, в труде); ♦ духовные потребности — ДП (в смысле жизни и счастье, в красоте, добре, справедливости).

С развитием личности развиваются и ее потребности.У каждого человека складывается в итоге своя индивидуальная структура потребностей.

Изменить сформировавшуюся у зрелой личности потребность, как правило, чрезвычайно трудно. Некоторые потребности наносят вред человеку: его здоровью, психике, нравственности. Это потребности в алкоголе, наркотиках, азартных играх

Удовлетворение потребностей представляет собой психологический процесс, в котором можно условно выделить 4этапа

На 1-м этапе осознается возникшее жизненное противоречие и актуализируется соответствующая потребность, пробуждается конкретное желание.
Следует отметить, что сложившаяся у личности потребность может быть пассивной и активной.

На 2-м этапе происходит поиск средств и способов, позволяющих удовлетворить возникшую потребность.

На 3-м эт осуществляется реальное удовлетворение потребности, что сопровождается активным обладанием, использованием желаемого предмета.

На 4-м эт завершение цикла: потребность угасает, а психологическое напряжение спадает. Постпереживание включает три компонента: ♦ удовлетворенность результатами решения жизненной проблемы; ♦ удовлетворенность вещью, которая использовалась и применялась;

♦ удовлетворенность собой (своими действиями, умениями).

Обратите внимание

Франкла тезисе: жизнь человека не может лишиться смысла ни при каких обстоятельствах; смысл жизни всегда может быть найден. Осуществляя смысл своей жизни, человек осуществляет тем самым самого себя (самоактуализация).

Источник: https://megapredmet.ru/1-35375.html

Персонализация – психология

Персонализация – одно из проявления иррационального мышления, вернее ошибки такого мышления, когда человек везде и во всем видит свое присутствие, считает себя участником всех без исключения событий, и в целом думает что все сконцентрировано именно на нем, весь мир крутится вокруг него.

Однако в персонализации я наблюдаю два противоположных эффекта ее проявления, с одной стороны человек может испытывать дискомфорт от подобного заблуждения в свой адрес, а с другой, это не такое уж и плохое заблуждение. Если говорить про иррациональное мышление как таковое, то основоположник когнитивной психологии А.

Бек определил его как глубинное, бессознательное мышление, которым мы собственно и будем руководствоваться в своих выводах.

Для нашего бессознательного мира, работа именно с подсознанием является основной, и если мы посмотрим на все что нас о чем-то информирует, то в подавляющем большинстве случаев, это все направленно именно в самые глубины нашего разума, где мы по-видимому вообще не разбираем, что у нас есть и что с этим делать.

Благо есть психотерапевты, которые помогают выявить все подсознательные установки и проанализировать их должным образом, чтобы разобраться в тех или иных проявлениях человека.

Так вот персонализация, имеет свои определенные преимущества, скажем если это позитивная установка, когда человек быть может неадекватен по отношению к себе, может быть он и слишком все преувеличивает или преуменьшает, что характерно при проявлении персонализации, но отвечает ли это его интересам, и если да, то в какой степени? Быть центром вселенной для себя это хорошо, это достаточно уверенное поведение, в отличии от того, когда человек думает что он круглый неудачник и весь мир настроен против него. У каждого из нас есть определенное о себе представление, не то, что мы хотим о себе думать, и более или менее осознаем это, а то, что есть на самом деле, что иногда заставляет нас сомневаться, либо принимать не столь обдуманные решения.

Проще говоря, что чаще всего, мы вокруг себя видим и к каким результатам мы приходим, будет основополагающим убеждением для нас.

Важно

Легко ли убедить человека в том, что он неудачник? Конечно, не принимать все что он делает, постоянно критиковать и так далее и тому подобное, это же фактически его программирование, программирование его подсознания, той глубинной части человеческого разума, которое и определяет то, что мы называем иррациональным мышлением. Поэтому различные ошибки иррационального мышления, будь то персонализация или крайности в которые бросает человека, чувство вины, чувство долга и так далее, ошибками-то на самом деле не являются.

Мы думаем так, как нас учили думать, мы являемся отражением того мира, в котором жили, точнее наше мышление на уровне подсознания, отражает его.

Когда человек замыкает все на себе, это ведь о чем-то да говорит нам, разве только об ошибках его выводов? Нет друзья мои, это нам указывает на то, откуда у человека берутся такие установки, на первоисточник заполнивший его мышление.

Однако не всегда, мне вот иной раз попадались люди, которым просто была нужна поддержка их точки зрения, согласно которой они сами себя обманывали, но настолько хотели в это верить, что верили, они верили в себя если уж на то пошло.

Да, это неадекватно, к примеру, считать, что тебе явно повезет, если тебе так нагадали, или что все люди только и думают что о тебе.

Однако некоторые из таких убеждений, дают возможность добиваться потрясающе больших результатов, более того, уверенное проявление своей персонализации, заставляет убедить окружающих в том, что человек представляет сам о себе.

Читайте также:  Как изменить судьбу в лучшую сторону – советы

Когда-нибудь мы к этому придем, я даже нисколько не сомневаюсь, но пока наше понимание мира далеко от совершенства. Потому-то психологические установки до сих пор очень эффективны, и реклама направленная на человеческое подсознание дает свои плоды.

Что же касается персонализации и того что с ней следует делать, то здесь по моему опыту есть несколько вариантов, применив которые можно несколько переделать укоренившиеся установки, сделав их более приемлемыми для человека.

Первый способ весьма прост, он направлен на внушение, то есть если можно так выразится — на перепрошивку тех установок, которые засели у человека в голове.

Совет

Если человеку кажется, что он неудачник, что все только и делают что отравляют ему жизнь, его можно просто переубедить в этом, примитивно, без особой логики, специальными сеансами на которых он будет подвергаться определенному воздействию направленному на удовлетворение его умственного состояния.

То есть этот метод позволяет переключить внимание человека с них, на него, и это уже успех, по крайне мере на первом этапе, человек во всяком случае не считает, что весь мир против него и что все ему желают зла, теперь у него один враг.

Дальше можно уже и этого врага искоренять, но это может быть длинной цепочкой разного рода внушений, но в целом идея проста, но сложно по исполнению, ведь здесь важно быть убедительным, и чувствовать человека.

Второй метод лечения персонализации, это собственно разбор той логики, согласно которой человек приходит к тем или иным умозаключениям, не стоит удивляться, если окажется, что никакой логики там нет, она есть, но она не столь безупречна как мы привыкли.

Вы понимаете то, что понимает он, вы признаете это, пытаетесь понять, но вы не разделяете тот негатив, который видит во всем этом человек страдающий персонализацией, вы видите в этом вполне естественное и здоровое проявление самого человека и общества, которое просто суетится как муравьи и думает о том, о чем его заставят думать.

То есть тут важно снизить значимость общества, показать человеку, что оно на самом деле не так уж и связано с ним, в плане того, что он не зависит от его мнения, его мыслей и прочего. А если ему что-то надо от людей, он всегда может управлять ими и их мыслями, просто создавая у людей определенные впечатления о себе, какие захочет.

Конечно способов работы с человеком страдающим персонализацией и другими проявлениями иррационального мышления на порядок больше, тут опыт и чувственность имеют значение, все относительно и не может носить обобщающий характер, что кстати тоже также является проявлением персонализации, ведь обобщение, ставит крест на множестве вопросов.

Но основная идея – это конечно снижение значимости общества в жизни человека, только другие люди заставляют нас определенным образом относится к самим себе.

Обратите внимание

В конце концов все подобные расстройства психики связаны с людьми и их деятельностью, которая значима для нас в определенной степени.

Решая любую проблему с восприятием этого мира, опытный психолог будет искать в пациенте уровень его зависимости от других людей, и то, какую роль они играют в жизни этого человека, почему он чувствует дискомфорт, где та линейка измерения, которой он меряет себя как личность, а свои поступки, как верные или нет? Ведь все определенно сводится к сравнению с другими людьми, выделении себя на их фоне, как нечто особенное или нечто ничтожное, чем по существу и является персонализация, определяющая отношения человека к себе и обществу, с точки зрения их взаимосвязи между собой.

Источник:

ПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ

от лат.

persona — личность] — а) процесс, в ходе которого происходит существенное изменение в системе личностных смыслов и поведенческой активности человека в связи с «идеальной», внеактуальной представленностью в его сознании образа другого субъекта; б) сам факт «идеальной» представленности в сознании человека образа «значимого другого»; в) одна из возможных ипостасей — метаиндивидная — существования личности за счет «идеальной» ее представленности в сознании других людей, что обусловливает специфику их эмоциональной и когнитивной сфер и поведенческой активности. В этом значении понятие «персонализация» введено В. А. Петровским. Им же была предложена концепция персонализации, согласно которой индивид, как, прежде всего, субъект межличностных отношений представляет собой своеобразное единство трех ипостасей существования собственно личности и личностности: 1) как относительно устойчивой совокупности интраиндивидных качеств (симптомокомплексы психических свойств, образующие ее индивидуальность, мотивы, направленности личности, структура характера личности, особенности темперамента, способности); 2) как включенности индивида в пространство межиндивидных связей, где взаимоотношения и взаимодействия, возникающие в группе могут трактоваться как носители личности их участников; 3) как «идеальной» представленности индивида в жизнедеятельности других людей, в том числе за пределами их актуального взаимодействия, как результата активно осуществляемых человеком смысловых преобразований интеллектуальной и аффективно-потребностной сфер личности других людей. Человек испытывает закономерную, социально детерминированную потребность «быть личностью», то есть быть в максимально возможной степени «идеально» представленным в сознании других людей, прежде всего и более всего, теми своими особенностями, гранями индивидуальности, которые он сам ценит в себе. Потребность «быть личностью» может быть удовлетворена лишь при наличии соответствующей способности. Разрыв, «вилка» между этими потребностью и способностью может привести к серьезным нарушениям процесса личностного развития, качественно искривить линию личностного роста, нарушить общую поступательную направленность движения к подлинной зрелости. Одним из базовых положений данного подхода является утверждение о единстве, но не тождестве понятий «индивид» и «личность», что подразумевает возможность целого ряда артефактных, по сути своей, парадоксальных ситуаций: а) наличие индивида, не являющего личностью (например, в ситуациях жесткой вынужденной изоляции индивид может быть попросту лишен возможности реализовать себя как личность); б) наличие личности при отсутствии индивида (например, ситуация индивидуально-специфического влияния на многих никогда не существовавших людей — персонажей художественных произведений и т. п.); в) потеря личностности творца и отчуждение его от результатов своих деяний и приписывание его заслуг другим лицам (например, различные проявления феномена Цахеса); г) приобретение своего рода личностного бессмертия или, как минимум, значительного пролонгирования личностного существования индивида после его реальной физической смерти (например, феномен «референтной памяти» после потери близкого человека). При этом человек именно через деятельность, а еще точнее, через деяния транслирует свою личностность другим, иногда неосознанно удовлетворяя свою социогенную потребность «быть личностью», потребность в персонализации. В то же время в различных сообществах эта потребность удовлетворяется, как правило, в разной степени. Так, многократно и при этом однозначно в целом ряде экспериментальных работ было показано, что в группах высокого уровня социально-психологического развития возможна персонализация практически всех ее членов, своего рода «стопроцентная взаимосоциализация», а, например, в корпоративных группировках персонализация властной «элиты» чаще всего базируется на откровенной деперсонализации остальной части сообщества.

Источник: https://obu4ayka.ru/otnosheniya/personalizatsiya-psihologiya.html

Концепция персонализации А.В. Петровского

Личность рассматривается А. В. Петровским (1982) не как индивид, взятый в абстрактном социальном окружении, а, прежде всего как человек, определяющий себя через группу, через социум. Потребность в персонификации является отправным пунктом анализа личности. Именно поэтому А. В. Петровский называет свою теорию концепцией персонализации.

Им выделяются три основных процесса:

адаптация – как присвоение индивидом социальных норм и ценностей, то есть, становление социально-типического;

индивидуализация – как открытие или утверждение «Я», выявление своих склонностей и возможностей, особенностей характера, то есть, становление индивидуальности;

интеграция – как изменение жизнедеятельности окружающих людей, осуществление вкладов и их принятие окружающими и тем самым утверждение своего инобытия в других людях, то есть, становление всеобщего.

Таким образом, в структуру личности человека, по А.В. Петровскому, входят три образующие, три подсистемы: индивидуальность личности, ее представленность в системе межличностных отношений и в других людях. Личность должна быть характеризуема в единстве всех трех сторон ее существования как субъект межиндивидных, социальных по своему происхождению связей и отношений.

Диспозиционная концепция В.А. Ядова.

Эту концепцию скорее можно отнести к социально-психологической, в которой учитываются и общепсихологические особенности структуры личности и конкретно-социальные условия, в которых эта личность формируется. В основу концепции автором положены установочные или диспозиционные механизмы регуляции социального поведения личности.

Это означает, что поведение личности регулируется ее диспозиционной системой, однако, в каждой конкретной ситуации в зависимости от ее цели ведущая роль принадлежит определенному уровню диспозиций.

Поскольку сама диспозиция (установка) формируется при наличии потребности и соответствующей ей ситуации, в которой она может быть реализована, то иерархии диспозиций соответствуют иерархия потребностей, с одной стороны, и иерархия ситуаций, с другой.

Что касается иерархии потребностей, то их классификация осуществляется В. А. Ядовым по принципу предметной направленности человеческих потребностей как потребностей физического и социального существования.

Основанием классификации, по словам автора, с одной стороны, выступает разделение потребностей на биогенные и социогенные, а с другой – выделение различных видов социогенных потребностей на основе включения личности во все более расширяющиеся сферы деятельности, общения. На этом основании выделяются следующие виды потребностей:

– психофизиологические, витальные потребности,

– потребности в ближайшем семейном окружении,

– потребности включения в многочисленные малые группы и коллективы,

– потребности включения в целостную социальную систему.

Важно

Условия деятельности или ситуации, в которых могут быть реализованы данные потребности также образуют иерархическую структуру. За основание классификации автор предлагает принимает «длительность времени, в течение которого сохраняется основное качество данных условий», иными словами, устойчивость ситуации.

Низший уровень этой структуры составляют наименее устойчивые «предметные ситуации». В течение краткого промежутка времени человек переходит из одной ситуации в другую.

Следующий уровень – это «условия группового общения». Эти ситуации более устойчивы, поскольку основные требования группы, закрепленные в «групповой морали», сохраняются неизменными в течении значительного времени.

Еще более устойчивы во времени условия деятельности в той или иной социальной сфере – труда, досуга, семейной жизни.

Максимально устойчивыми оказываются общие социальные условия жизнедеятельности человека – экономические, политические, культурные. Эти условия претерпевают значительные изменения в рамках «исторического» времени.

Поскольку, как отмечалось выше, диспозиции личности представляют собой продукт «столкновения» потребностей и ситуаций, в которых потребности удовлетворяются, то формируется соответствующая иерархия (система) диспозиций.

Первый, низший уровень образуют элементарные фиксированные установки. Они формируются на основе потребностей физического существования и простейших, предметных ситуаций. Эти установки лишены модальности и не осознаваемы. Они лишь лежат в основе сознательных процессов.

Второй уровень диспозиционной системы – социально фиксированные установки или социальные установки.

Совет

Ведущими факторами их формирования являются социальные потребности, связанные с включением личности в первичные группы и соответствующие им социальные ситуации.

Социальные установки образуются на базе оценки отдельных социальных объектов (или их свойств) и отдельных социальных ситуаций. По сути это «отношения личности» по В. Н. Мясищеву.

Третий уровень системы составляет общая (доминирующая) направленность интересов личности.

Она формируется на основе более высоких социальных потребностей и представляет собой предрасположенность к идентификации с той или иной областью социальной деятельности.

У одних людей мы обнаруживаем доминирующую направленность интересов в сферу профессиональной деятельности, у других – семьи, у третьих – досуга (хобби) и т. д.

Высший уровень диспозиционной системы образует система ценностных ориентации на цели жизнедеятельности и средства их достижений.

Она формируется на основе высших социальных потребностей личности (потребность включения в социальную среду) и в соответствии с образом жизни, в котором могут быть реализованы социальные и индивидуальные ценности личности. Именно этому уровню принадлежит решающая роль в саморегуляции поведения.

Все элементы и уровни диспозиционной системы не изолированы друг от друга. Напротив, они тесно взаимодействуют между собой, а сам механизм взаимосвязи, по мнению В. А. Ядова, следует рассматривать как «механизм мотивации, обеспечивающий целесообразное управление поведением личности, его саморегуляцию».

Обратите внимание

Важнейшая функция диспозиционной система состоит в регуляции соцально-го поведения личности. Само поведение представляет собой сложную структуру, внутри которой можно выделить несколько иерархически расположенных уровней.

Первый уровень – это поведенческие акты, реакции субъекта на актуальную предметную ситуацию. Их целесообразность детерминирована необходимостью установления адаптивных отношений между средой и индивидом.

Следующий уровень поведения – привычное действие или поступок, формирующийся из целого ряда поведенческих актов. Поступок – это элементарная социально значимая единица поведения, цель которого в установлении соответствия между социальной ситуацией и социальной потребностью.

Целенаправленная последовательность поступков образует поведение в той или иной сфере деятельности, которая представляется для человека максимально значимой. К примеру, ярко выраженное профессиональное поведение, реализующее себя в стиле профессиональной деятельности.

Наконец, целостность поведения в различных сферах жизнедеятельности человека и есть собственно проявление деятельности во всем ее объеме. Целеполагание на этом уровне представляет собой некий «жизненный план».

Завершая характеристику свой концепции личности, В. А. Ядов подчеркивает, что «диспозиционная регуляция социального поведения есть в то же время и диспозиционная мотивация, т. е. механизм, обеспечивающий целесообразность формирования различных состояний готовности к поведению. При этом регуляция социального поведения должна быть истолкована в контексте всей диспозиционной системы личности».

Источник: https://studopedia.net/10_24725_kontseptsiya-personalizatsii-av-petrovskogo.html

«Фундаментальные проблемы общей психологии»

Приступая к разработке данной концепции, А.В. Петровский исходит из того, что отсутствие общепринятой концепции личности сказалось и на разра­ботке теории ее развития – богатство эмпирических исследований в возраст­ной психологии не могло само по себе обеспечить интегрирование представле­ний о личности как о некотором едином целом.

На том основании, что существует очевидное несовпадение понятий «ин­дивид» и «личность» (при всем их единстве), исследователь приходит к выводу, что необходимо различать понятия «психическое развитие» и «развитие лич­ности» и выделить особый процесс формирования личности.

Фундаментальным для концепции А.В. Петровского является тезис о про­цессе развития личности как подчиненном закономерности единства непре­рывности и прерывности.

Важно

При этом непрерывность выражает относительную устойчивость переходов развития личности от одной фазы к другой в данной, референтной для нее, общности; прерывность характеризует качественные из­менения, порождаемые особенностями включения личности в новые конкрет­но-исторические условия.

Читайте также:  Дауншифтинг - значение слова, виды

Единство прерывности и непрерывности обеспечи­вает целостность процесса развития личности. В этой связи А.В. Петровский выделяет два типа закономерностей возрастного развития личности.

В первом типе психологических закономерностей развития личности источни­ком развития выступает внутреннее противоречие между потребностью личнос­ти в персонализации (потребность быть личностью) и объективной заинтересо­ванностью референтных для нее общностей принимать лишь те проявления индивидуальности, которые соответствуют групповым задачам, нормам, ценно­стям. Это противоречие обусловливает становление личности как в результате вхождения человека в новые для него группы, выступающие в качестве институ­тов его социализации (например, семья, детский сад, школа, воинское подраз­деление), так и вследствие изменения его социальной позиции внутри относи­тельно стабильной группы. Переходы личности на новые этапы развития в этих условиях должны описываться теми психологическими закономерностями, ко­торые выражали бы моменты самодвижения развивающейся личности.

Во втором типе психологических закономерностей развития личности это развитие детерминировано извне включением индивида в тот или иной инсти­тут социализации или обусловлено изменениями внутри института.

(Так, школьный возраст как стадия развития личности выделяется в связи с тем, что общество конструирует соответствующую систему образования, где школа является одной из «ступеней» образовательной лестницы.

) Признание того факта, что существует два типа закономерностей, определяющих развитие личности, подчеркивает А.В. Петровский, разрушает традиционные представления об одном, якобы единственном, основании детерминации перехода ребенка на новую стадию развития.

По его мнению, утверждение, что переход из дошкольного детства в школьный возраст носит спонтанный характер, является дискуссионным и более чем сомнительным.

Согласно данной концепции, личность выступает как предпосылка и результат изменений, которые производит субъект своей деятельностью в мотивационно-смысловых образованиях взаимодействующих с ним людей и в себе самом как в «другом».

Например, такая весомая характеристика личности, как ее «авторитетность», складывается в системе межиндивидуальных отношений и в зависимости от уровня развития группы проявляется в одних обществах как жесткий авторитаризм, реализация прав сильного, как «авторитет власти», а в других, высокоразвитых группах, – как демократическая «власть авторитета», где личностное выступает как групповое, а групповое – как личностное (интериндивидуальная атрибуция личности). В рамках метаиндивидуальной характеристики личности авторитетность – это признание за индивидом права принимать значимые для других решения в значимых обстоятельствах; результат того вклада, который он внес в их личностные смыслы. В низко развитых группах – это следствие конформности ее членов; в группе типа коллектива – это результат самоопределения личности; в коллективе – это идеальная представленность субъекта прежде всего в других и только в связи с этим в самом себе как субъекте (А.В. Петровский, 1984).

Во «внутреннем пространстве» личности субъекта имеют место существенные различия в симптомокомплексе психических качеств: в одном случае – своеволие, жестокость, завышенная самооценка, нетерпимость к критике; в другом – принципиальность, высокий интеллект, доброжелательность, разумная требовательность и т.д.

В этой связи А.В.

Совет

Петровский делает вывод о том, что процесс развития личности не может быть сведен к суммированию развития познавательных, эмоциональных и волевых компонентов, характеризующих индивидуальность человека, хотя и неотделим от них.

Еще меньше оснований, считает А.В.

Петровский, выдвигать один из этих компонентов, а именно познавательную сферу, в качестве совокупности эмпирических референтов развития личности, хотя когнитивная ориентация в понимании сущности и развития личности явно преобладает.

Исследуя данную проблему, А.В. Петровский анализирует концепцию психического развития Д.Б. Эльконина как наиболее фундаментальную, развернутую и ориентированную на становление когнитивных и мотивационных образующих психики. Д.Б.

Эльконин разделяет психическое развитие на эпохи, каждая из которых состоит из двух закономерно связанных между собой периодов. Первый период характеризуется усвоением задач и развитием мотивационно-потребностной стороны деятельности, второй – усвоением способов деятельности.

При этом каждому периоду соответствует определенная ведущая деятельность: непосредственно-эмоциональное общение (от рождения до 1 года), предметно-манипулятивная деятельность (от 1 года до 3 лет), сюжетно-ролевая игра (от 3 до 7 лет), учебная деятельность (от 7 до 12 лет), интимно-личностное общение (от 12 до 15 лет), учебно-профессиональная деятельность (от 15 до 17 лет).

Отдавая должное значимости концепции Д.Б. Эльконина, А.В. Петровский считает дискуссионным ряд ее положений. В частности, нет особых сомнений в том, что сюжетно-ролевая игра имеет большое значение для дошкольников и что в ней моделируются отношения между людьми, отрабатываются навыки, развиваются и обостряются внимание, память, воображение.

Одним словом, важность игры дошкольника для развития его психики, подчеркнутая еще Л.С. Выготским, не требует новых доказательств.

Однако трудно предположить, что в дошкольном возрасте возникает уникальная и маловероятная ситуация (никогда не имевшая места и никогда более не повторяющаяся в биографии человека), когда изображение им в игре чужих поступков воспринимают как проявление его личности.

Обратите внимание

Для формирования личности, пишет А.В. Петровский, необходимо усвоение образцов поведения (действий, ценностей, норм и т.п.), носителем и передатчиком которых, особенно на ранних стадиях онтогенеза, может быть только взрослый.

А с ним ребенок вступает чаще всего отнюдь не в игровые, а во вполне реальные жизненные связи и отношения.

Исходя из предположения, согласно которому главным образом игра в дошкольном возрасте обладает личностно-образующим потенциалом, трудно понять воспитательную роль семьи, общественных групп, отношений, складывающихся между взрослыми и детьми и в большинстве случаев также являющихся вполне реальным, опосредствованным содержанием той деятельности, вокруг которой они формируются. Самым референтным для ребенка лицам (родителям, воспитательницам детсада), подчеркивает автор, личность ребенка открывается именно через его деяния, а не через исполнение ролей в игре. Играя в доктора, ребенок моделирует поведение врача (щупает пульс, просит показать язык и т.д.), важнейшие личностные качества которого связаны с гуманностью, и через действенную идентификацию с врачом формирует это качество как свое и проявляет в реальной жизненной ситуации, когда он, например, заботливо ухаживает за своей больной бабушкой.

А.В. Петровский, ссылаясь на фундаментальный тезис Л.С.

Выготского о том, что обучение «забегает вперед развитию, опережает и ведет его», подчеркивает, что в этом отношении обучение, взятое в самом широком смысле этого слова, всегда остается «ведущим»: осуществляется ли развитие человека в игре, учебе или труде, имеем ли мы дело с дошкольником, школьником или взрослым человеком.

И нельзя представить себе, что на каком-то возрастном этапе эта закономерность действует, а на каком-то утрачивает свою силу. Разумеется, учебная деятельность является главенствующей для младшего школьника – именно она детерминирует развитие мышления, памяти, внимания и т.д.

Однако, будучи обусловлена требованиями общества, она (наряду со многими другими) остается ведущей по меньшей мере вплоть до окончания школы. В этой связи А.В. Петровский считает сомнительным тезис о том, что (согласно схеме Д.Б. Эльконина) к 12-летнему возрасту учебная деятельность утрачивает свою ведущую роль и уступает место интимно-личностному общению.

В результате проведенного анализа А.В. Петровский приходит к выводу о том, что ранее принятая Периодизация психического развития пытается неправомерно закрепить за каждым возрастным периодом одну и раз навсегда данную ведущую деятельность, хотя и признавая при этом наличие других деятельностей.

Отмечая далее справедливость идеи Л.С. Выготского о ведущем значении обучения для умственного развития детей школьного возраста, А.В. Петровский подчеркивает, что в данном случае речь идет главным образом о развитии когнитивных процессов.

Важно

Однако, утверждает он, отсюда не следует, что именно учебная деятельность служит детерминантой (единственной или во всяком случае ведущей) для развития личности в младшем школьном возрасте, и отсюда тем более не вытекает, что она перестает быть таковой на грани подросткового возраста: на этой стадии, а также в старшем школьном возрасте все более существенную роль начинает играть формирующееся мировоззрение. А.В. Петровский считает, что в ставшей хрестоматийной концепции возрастной периодизации, предложенной Д.Б. Элькониным и в той или иной степени воспроизведенной В.В. Давыдовым, Д.И. Фельдштейном и другими, объективно происходит смешение этапов развития психики и этапов развития личности. Так, пишет А.В. Петровский, трудно представить себе, что развитие у детей «мотивационно-потребностной сферы» в деятельности, относящейся к системе «ребенок – взрослый», имеет второстепенное, не ведущее значение во все годы обучения в школе, идет ли речь о психическом развитии ребенка или тем более о его развитии как личности.

А.В. Петровский различает два подхода к проблеме развития личности: собственно психологический подход и строящуюся на его основе периодизацию возрастных этапов; собственно педагогический подход к последовательному вычленению социально обусловленных задач формирования личности на этапах онтогенеза.

Первый подход ориентирован на то, что реально обнаруживает психологическое исследование на ступенях возрастного развития в соответствующих конкретно-исторических условиях, что есть (здесь и теперь) и что может быть в развивающейся личности в условиях целенаправленных воспитательных воздействий.

Второй подход ориентирован на то, что и как должно быть сформировано в личности, чтобы она отвечала требованиям, предъявляемым к ней обществом на данной возрастной ступени.

Вместе с тем, считает А.В. Петровский, существует опасность смешения обоих подходов, что может привести к подмене действительного желаемым.

В этой связи он формулирует важный тезис о том, что в формирующем психолого-педагогическом эксперименте позиции психолога и педагога смещаются; это, однако, не должно вести к стиранию разницы между тем, что и как следует формировать (проектирование личности) психологу как педагогу (цели воспитания задаются не психологией, а обществом) и что должен исследовать педагог как психолог, выясняя, что было и что стало в структуре развивающейся личности результатом педагогического воздействия.

Таким образом, основополагающим в данной концепции является положение о том, что необходимо различать образующие единство, но не совпадающие процессы развития психики и личности в онтогенезе. Далее А.В.

Петровский приходит к выводу, что действительное, реальное, а не желаемое и не экспериментально направляемое и формируемое развитие личности обусловливается не одной ведущей деятельностью, а по меньшей мере комплексом актуальных форм деятельности и общения, интегрированных типом активных взаимоотношений развивающейся личности и ее социального окружения.

В этой связи А.В.

Совет

Петровский формулирует тезис о том, что в аспекте формирования личности для каждого возрастного периода ведущим является не монополия конкретной (ведущей) деятельности, предметно-манипулятивной, или игровой, или учебной, а деятельностно-опосредствованный тип взаимоотношений, складывающихся у ребенка с наиболее референтной для него в этот период группой (или лицом). Эти взаимоотношения опосредуются содержанием и характером деятельностей, которые задает эта референтная группа, и общением, которое в ней складывается. Таким образом, автор осуществляет попытку реализовать социально-психологический подход к пониманию личности и построению соответствующей возрастной периодизации.

Основываясь на изложенных выше положениях, А.В. Петровский построил обобщенную модель развития и периодизации становления социально зрелой личности.

Согласно этой модели дошкольный и школьный возрастные периоды входят в одну «эру восхождения к социальной зрелости», на протяжении которой выделяются три фазы становления личности, ее вхождения в социальное целое: адаптация, Индивидуализация и интеграция.

Эра делится на три эпохи: детство (преимущественно адаптация), отрочество (преимущественно Индивидуализация), юность (преимущественно интеграция). Эпохи подразделены на периоды развития личности в конкретной социальной среде.

Эпоха детства – наиболее значительная макрофаза развития личности – охватывает три возрастных периода: преддошкольный, дошкольный, младший школьный; эпоха отрочества совпадает с подростковым периодом; эпоха юности лишь частично совпадает с периодом старшего школьного возраста (ранняя юность), выходя за его рамки.

Наиболее существенным в этой модели является тот факт, что для построения возрастной периодизации развития личности автор обратился к социальной психологии, которая оказалась эвристичной для решения проблем общей и возрастной психологии. На основе данной концепции была намечена долговременная программа конкретно-психологических исследований. Результаты этой работы изложены в обобщающей коллективной монографии «Психология развивающейся личности» (1987).

А.В. Петровский внес существенный вклад в разработку концепции общепсихологической теории личности.

Отмечая, что многие концепции охватывают лишь отдельные стороны личности и, будучи при этом не соотнесены между собой, менее всего могут претендовать на положение единой теории личности, он намечает пути создания такой теории, которая должна дать целостное представление о закономерностях и существенных связях в определенной предметной области – личности человека – и предложить целостную (при ее внутренней дифференцированности) систему знаний о ней (А.В. Петровский, 2001, с.140). Такая теоретическая модель должна быть представлена как определяемое активной включенностью в общественные отношения системное качество их субъекта, индивида, имеющее трехзвенную структуру (интра-, интер- и метаиндивидную ее репрезентацию), развивающуюся в общении и совместной деятельности и ею опосредованную (там же, с.141).

Обратите внимание

А.В. Петровский формулирует методологические принципы создания такой теории. Отметим среди них принцип системности, позволяющий пред ставить личность в качестве целостности, в которой выявляются разнокачественные и разноуровневые связи как синтез структурно-функциональных и фило-онтогенетических представлений (там же, с.

142), принцип единства (но не тождества) таких основных категорий данной области знания, как индивид и личность, личность и индивидуальность, активность и деятельность, группа и коллектив (там же, с.144-145). А.В.

Петровский выделяет три аспекта рассмотрения конкретной феноменологии личности, три «онтологические модальности»: генезис личности, динамику содержания и структуру.

Существенный вклад в исследования психологии личности внес В.А. Петровский. Он предложил концепцию персонализации, согласно которой личность представляет собой триединство сфер существования индивида: интросубъектной, интерсубъектной и метасубъектной.

«Личность» индивида – это его инобытие в сознании других людей, идеальная представленность и продолженность в эффектах преобразования жизнедеятельности других индивидов (в субъектных «вкладах» в других). В.А.

Петровским выделены следующие формы бытия индивида как личности: «значимый другой», «интроект», «претворенный субъект». Развивая идею личности как отраженной субъектности индивида, В.А. Петровский совместно с А.В.

Петровским разработал концепцию потребности индивида в персонализации (способности полагания себя в других и в себе как в другом).

В.А. Петровский ввел понятие «личностнообразующие виды активности» и предложил трехэтапную модель вхождения личности в стабильную социальную общность.

Этими этапами являются «первичная Социализация», «Индивидуализация» и «интеграция» Им также был предложен особый метод, позволяющий исследовать личность индивида, не вступая в прямой контакт с ним, но прослеживая эффекты его идеальной представленности и продолжительности в окружающих людях, – метод отраженной субъектности (В.А. Петровский, 1996).

Источник: http://www.persev.ru/book/socialno-psihologicheskaya-koncepciya-razvitiya-lichnosti-av-petrovskogo

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector