Догматизм – что это такое в философии, в науке?

Догматизм Догматик

Догматизм как качество личности –  неспособность к перемене раз усвоенных истин, склонность к утверждению без обсуждения, к использованию в анализе действительности раз и навсегда установленных понятий, схем и формул, без учета конкретных обстоятельств и изменяющихся условий.

         Молодой монах принял постриг, и в монастыре первым его заданием было помощь остальным монахам переписывать от руки церковные уложения, псалмы и законы. Поработав так неделю, монах обратил внимание, что все переписывают эти материалы с предыдущей копии, а не с оригинала.

Удивившись этому, он обратился к отцу-настоятелю: — Падре, ведь, если кто-то допустил ошибку в первой копии, она же будет повторяться вечно, и её никак не исправить, ибо не с чем сравнить! — Сын мой, — ответил отец-настоятель, — вообще-то мы так делали столетиями.

Но, в принципе, в твоих рассуждениях что-то есть! И с этими словами он спустился в подземелья, где в огромных сундуках хранились первоисточники, столетиями же не открывавшиеся. И пропал. Когда прошли почти сутки со времени его исчезновения, обеспокоенный монах спустился в те же подвалы на поиски святого отца. Он нашёл его сразу.

Тот сидел перед громадным раскрытым томом из телячьей кожи, бился головой об острые камни подземелья и что-то нечленораздельно мычал. По покрытому грязью и ссадинами лицу его текла кровь, волосы спутались, и взгляд был безумным. — Что с вами, святой отец? — вскричал потрясённый юноша.

— Что случилось? — Celebrate*, — простонал отец-настоятель, — слово было: «celebrate» а не «celibate»**! * celebrate — празднуй, радуйся; ** celibate — воздерживайся.

Обратите внимание

        В отличие от верования – склонности пропускать в подсознание критически не обработанную информацию, догматизм принимает какое-то утверждение на веру за непреложную истину, неизменную при всех обстоятельствах. Например, догма «Всё контролирует Бог» считается во всех духовных традициях абсолютной истиной. Это первая часть догмы.

А вторая то, что ее можно не принимать. Вы можете ее отвергать. Догматизм, обслуживающий духовную практику, благостен. Природа души – вечность. Поэтому ее отношения с Высшим началом тоже вечны. Вечное неизбежно принимает форму догм.

Главное, чтобы в переданное свыше знание не вторгся человеческий эгоизм, чтобы не было его ревизий, поправок и дополнений.

      Страшен догматизм, навеянный людям под влиянием энергии страсти и невежества. Тупой догматизм основан на незнании и невежестве. Человек пытается обрядить в догмы своё невежество.

Он говорит: «Порядочных женщин нет. Хочешь быть счастлив – воруй. Никто не видел Бога, значит, его нет».

  Человек в страсти изобретает свои догмы: «Счастье во власти и деньгах», «Деньги дают свободу», «Богатство – путь к достойной жизни».

         Догматизм страшится самостоятельно мыслить, ему подавай рассуждения со ссылками на авторитет и традиции.

К примеру, догматичный школьный учитель подталкивает учеников к зубрежке, начетничеству, злоупотреблению цитатами, некритическому усвоению материала. Он бездоказателен, категоричен и безапелляционен.

Важно

Такой догматизм вреден, ибо он сковывает творческое мышление, инициативность и самобытность учеников. Они начинают мыслить шаблонно и стереотипно, без энтузиазма и активности.

        Догматизм в невежестве и страсти – это попытка уместить весь мир в прокрустово ложе представлений догматика. Жизнь доказывает, что большинство убеждений – это не вовремя выявленные заблуждения. Меняется жизнь – корректируются и представления о ней.

       Много лет назад епископ с восточного побережья Соединённых Штатов Америки посетил небольшой религиозный колледж на западном берегу. Его поселили в доме президента колледжа — прогрессивного молодого человека, профессора физических и химических наук. Однажды президент пригласил членов кафедры пообедать с епископом, чтобы они смогли насладиться обществом мудрого, опытного человека.

После обеда разговор коснулся Золотого века человечества. Епископ сказал, что он наступит совсем скоро. В качестве доказательства он привёл тот факт, что в природе уже всё было изучено и все возможные открытия сделаны. Президент вежливо возразил. По его мнению, человечество, напротив, стояло на пороге величайших открытий. Епископ попросил президента назвать хотя бы одно.

Президент ответил, что по его расчётам в течение ближайших пятидесяти лет люди научатся летать. Это сильно рассмешило епископа. — Ерунда, дорогой вы мой, — воскликнул он,— если бы Богу было угодно, чтобы мы летали, он дал бы нам крылья. Небо было отдано только птицам и ангелам. Фамилия епископа была Райт. У него было два сына.

Одного звали Орвилл, а другого Уилбер — именно они изобрели первый аэроплан.

       Догматиками становятся, как правило, люди в страсти, желающие быстро наверстать отставание в интеллекте. Недоучки находят какую-либо простую теорию и на ее основе стараются объяснить все события и явления Вселенной.

Не научив свой разум анализировать, сопоставлять и сомневаться, они множат догмы, как шпаргалки для прохождения жизненных уроков. Едва родившись, догма превращается для догматика в идефикс. Он сталкивается с таким обстоятельством: любая жизненная ситуация вертится вокруг его догмы.

Китайцы говорят: «Когда срываешь травинку, вздрагивает вся Вселенная». По аналогии с этим, любой факт находит в голове догматика соответствующее объяснение, согласно «единственно верному учению». Поль Масон писал: «Многие принимают свою память за ум, а свои взгляды — за факты».

Совет

Всех, кто скептично взирает на его догмы, догматик тут же определяет в стан врагов, провозглашая лозунг догматиков всех времен и народов: «Кто не с нами – тот против нас».

Петр Ковалев
Другие статьи автора: https://www.podskazki.info/karta-statej/

Источник: https://podskazki.info/dogmatizm/

Догматизм

истины как абсолюты. В противоположность Догматизм, диалектика включает в понимание истины не только момент абсолютности, но и момент относительности, требует обогащения и развития всех истин и конкретного подхода к применению их на практике. Марксизм требует «…

помешать превращению науки в догму в худом смысле этого слова, в нечто мертвое, застывшее, закостенелое…» (Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд., т. 18, с. 138).

Термин «Догматизм» введён древними греческими скептиками Пирроном и Зеноном, отрицавшими возможности достижения истинного знания; они называли догматиками философов, делавших какие-либо утвердительные выводы о субстанциях вещей.

В средние века пирронисты (последователи Пиррона) выступали с обвинениями в Догматизм перипатетиков (последователей Аристотеля), выдвигая чисто релятивистский принцип: обо всём познаваемом следует говорить «мне так кажется», а что есть на самом деле, то не может быть утверждаемо. И.

Кант считал, что Догматизм — это всякое познание, совершённое без предварительного исследования его возможностей и предпосылок.

В понимании Гегеля Догматизм — это метафизика, односторонне рассудочное мышление: «догматизм в более узком смысле состоит в том, что удерживаются односторонние рассудочные определения и исключаются противоположные определения», тогда как диалектическое мышление «… не имеет в себе таких односторонних определений и не исчерпывается ими, а как целостность, содержит внутри себя совместно те определения, которые догматизм признает в их раздельности незыблемыми и истинными» (Соч., т. 1, М.—Л., 1929, с. 70). Марксистская, материалистическая диалектика с её принципом «абстрактной истины нет, истина конкретна» — антипод метафизической рассудочности Догматизм

  Е. П. Ситковский.

  Догматизм в рабочем движении характеризуется отрывом теории от жизни, конкретной исторической обстановки во всей её сложности, многообразии и непрерывной изменчивости, игнорированием таких тенденций или таких черт рабочего движения, которые составляют специфическую особенность того или иного периода, тех или иных условий деятельности рабочего класса в различных странах.

  Догматизм присущ как правому оппортунизму, так и оппортунизму «левого толка», который на практике смыкается с политическим авантюризмом. Ревизионизм лидеров 2-го Интернационала в большой мере был связан с догматическим пониманием марксизма.

Оппортунисты 2-го Интернационала превратили в мёртвую догму высказанное в 1847 Ф. Энгельсом и поддержанное затем К. Марксом положение о том, что социалистическая революция может победить только одновременно во всех наиболее развитых капиталистических странах мира. В.

И. Ленин, показав резкое обострение неравномерности экономического и политического развития капитализма в эпоху империализма, доказал, что социалистическая революция может победить первоначально в нескольких или даже в одной, отдельно взятой капиталистической стране.

Обратите внимание

  Оппортунистическим взглядам меньшевиков также был присущ Догматизм Цепляясь за отдельные положения марксизма, которые не отвечали новым условиям и требовали развития, меньшевики вели борьбу против марксизма в целом и прежде всего против его творческого развития, против ленинизма. Ссылаясь на опыт буржуазных революций 19 в. в странах Западной Европы, ведущей силой в которых выступала буржуазия, они отрицали идею гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции эпохи империализма, необходимость союза рабочего класса с крестьянством и др.

  Внутри РКП(б) на позиции Догматизм стояли «левые коммунисты», которые, жонглируя фразами о революционной войне, выступали против всяких компромиссов с мировой буржуазией.

«Революционная фраза, — писал в то время Ленин, — есть повторение революционных лозунгов без учета объективных обстоятельств, при данном изломе событий, при данном положении вещей, имеющих место» (Полное собрание соч.

, 5 изд., т. 35, с. 343).

  Одним из порождений Догматизм является сектантство (см. Сектантство в рабочем движении).

В период революционного подъёма, начавшегося под влиянием Великой Октябрьской социалистической революции в России, ошибки сектантско-догматического характера проявились у некоторых деятелей коммунистических партий Германии, Великобритании, Италии, Испании, Нидерландов и некоторых др. стран.

Эти деятели в тот период не научились ещё творчески применять марксизм к специфическим условиям своих стран, не сумели сочетать интернациональное и национальное в политике своих партий, механически копировали имевшийся революционный опыт, не понимали необходимости терпеливо готовить и подводить массы к революции, недооценивали работу в профсоюзах, в парламентах, были противниками гибкости в тактике, необходимых компромиссов; выступая с ультралевых позиций, отстаивали линию немедленного свержения капитализма, не считаясь с реальной расстановкой классовых сил в стране.

  Ленин в труде «Детская болезнь “левизны” в коммунизме» (1920) и в выступлениях на 2-м конгрессе Коминтерна (1920) подверг всестороннему анализу и глубокой критике сектантско-догматические ошибки, имевшиеся в деятельности ряда компартий. Это положило начало активной борьбе против «левизны» в коммунистическом движении.

Опасность сектантской тактики, отвергнутой Коминтерном, становилась всё более очевидной в годы спада революционной волны (с конца 1920—21). В этот период левацкими элементами была предпринята попытка навязать компартиям «теорию наступления», которая носила явно авантюристический характер.

Ленин, Коминтерн решительно осудили эту теорию и ориентировали компартии на переход от тактики немедленного штурма власти буржуазии к собиранию революционных сил, использованию всех путей подвода масс к революции. В борьбе с «левооппортунистическими» взглядами Коминтерн выработал основы правильной стратегии и тактики.

Важно

Однако на последующих этапах коммунистического движения, в период, когда на первом плане стояли задачи антифашистской борьбы, проявились новые сектантско-догматические ошибки.

  Важной вехой в борьбе компартий против догматизма и сектантства явился 7-й конгресс Коминтерна (1935). Он наметил ясную линию борьбы за единый рабочий и широкий народный фронт против фашизма и войны.

Проведение и последующее творческое развитие этой линии привело в годы 2-й мировой войны 1939—45 к выдающимся победам антифашистских сил. Наивысшим достижением политики сплочения всех демократических сил под руководством рабочего класса явились народно-демократические революции в 40-х гг. 20 в.

в ряде стран Европы и Азии, образование мировой системы социализма. Но строительство социализма в некоторых странах было осложнено проявлениями Догматизм, механическим копированием имевшегося опыта.

Догматическо-сектантские ошибки имели место и у некоторых коммунистических партий капиталистических стран, а также стран, освободившихся или борющихся против колониального господства.

  Марксисты-ленинцы ведут борьбу против любых проявлений Догматизм, но при этом они отличают догматические ошибки некоторых участников революционного движения, вытекающие из их политической неопытности и незрелости или неумения определять тактическую линию с учётом изменений политической обстановки, от Догматизм врагов марксизма-ленинизма, пытающихся использовать фальсифицируемые ими отдельные марксистско-ленинские положения в целях, ничего общего с марксизмом-ленинизмом не имеющих. Огромный вред международному рабочему и национально-освободительному движению наносит раскольническая антисоветская линия маоистского руководства китайской компартии, прикрывающего свои великодержавно-националистические цели лжемарксистской «левой» фразеологией. Для достижения своих целей руководство КПК прибегает к вульгаризации основных положений марксизма-ленинизма в левацко-догматическом, националистическом духе.

Читайте также:  Синий кит – задания, которые убивают, как уберечь ребенка?

  Вся практическая деятельность КПСС, успехи мирового коммунистического, рабочего и национально-освободительного движения являются ярким свидетельством банкротства антинаучных, антимарксистских «теорий» прошлых и современных догматиков.

Необходимость борьбы с Догматизм и сектантством была особо отмечена на Московских совещаниях представителей коммунистических и рабочих партий в 1957 и 1960. На международном Совещании коммунистических и рабочих партий 1969 подчёркивалось, что коммунисты будут «…

Совет

последовательно отстаивать свои принципы, добиваться торжества марксизма-ленинизма, бороться в соответствии с конкретной обстановкой против право- и левооппортунистических искажений теории и политики, против ревизионизма, догматизма и левосектантского авантюризма» (Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы, М., 1969, с. 328—29).

  Лит.: Ленин В. И., Письма о тактике, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 31, с. 131—44; его же, Детская болезнь “левизны” в коммунизме, там же, т. 41, с. 46, 74, 78—79, 87—89; его же, О нашей революции, там же, т. 45; его же, Письмо Инессе Арманд, там же, т. 49, с. 328—29; Ленин В. И., Против догматизма и начетничества. Сб. ст., М.

, 1957; Коммунистический Интернационал в документах. 1919—1932, М., 1933; О преодолении культа личности и его последствий, в кн.: КПСС в резолюциях, ч. 4, М., 1960; Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм, М., 1964; Международное совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы, М., 1969; Программа КПСС, М.

, 1971.

  П. В. Куцобин.

Буква “Д” | В начало | Буквосочетание “ДО” |

Статья про слово “Догматизм” в Большой Советской Энциклопедии была прочитана 9810 раз

Источник: http://bse.sci-lib.com/article030713.html

Про догматизм – начало

По стопам статей про сталинистов, Николая II и про символизм продолжаю тему; на очереди важный нюанс в деле примирения кажущихся непримиримыми точек зрения, а именно – догматизм, сиречь способ мышления, основанный на догмах: абсолютных истинах, не подвергающихся сомнению.

Он сейчас характерен для буквально всех политических и не политических течений, о чём сегодня и поговорим.

Начну, как часто у меня бывает, издалека. Часто говорю, что современная культура победившего либерал-монетаризма анти-человечна и бес-человечна; это напрямую вытекает из основной заповеди монетаризма “деньги превыше всего”.

Из экономической сферы эта заповедь давно перетекла и в общественную жизнь, и уже и в личную; вымирание коренного населения всех “цивилизованных” стран – прямое следствие такого подхода к жизни.

Но есть целая россыпь людей, которые пытаются жить по-старинке – и в хорошем, и иногда в плохом смысле слова – фольклористы их фамилия; у них всё хорошо, никто не вымирает, а вовсе даже наоборот, семьи по 3-4 ребёнка считаются нормой, молодёжь клубится не по дискотэкам, а по вечоркам; в общем, лепота. Так, да не так.

Слово “народная культура” воспринимается современниками в виде “народных хоров” и Калинки-малинки, о чём писал в старой статье – нет, речь про сохранение старинных традиций практически в неизменном виде.

Дело полезное, ставящее мозги на место как минимум по части истории очень хорошо, не слабже реконструкторства, и со всех сторон положительное; да вот беда, за десятилетия подобного возрождения традиций фольклористов по всей стране наберётся, дай Бог, если несколько тысяч.

На фоне 146-миллионной страны – даже не статистическая погрешность, а не пойми что. И не последнюю роль в закукленности этого движения в себе играет… тот самый догматизм.

Традиционная культура вообще имеет тенденцию сваливания в догматизм – ведь традиция это как бы и есть догма. Так, да опять же не так – любая народная традиция изменичва, жива и постоянно изменяется, и лишь в наших головах превращается в догму – “мы все должны делать вот так и так, потому что в тыща осьмнадцатом году так записано”.

Обратите внимание

С точки зрения исторической реконструкции это, конечно, хорошо – но народная культура всё же про людей, а не про музей.

В итоге попытки актуализировать народную культуру воспринимаются в штыки: “не по-нашенски”; например, вышедший недавно клип “Отавы-Ё” на традиционные казачьи частушки вызвал в узких кругах тру-фольклористов целую бурю в стакане:

Понимаю, что клип – это НЕ традиционная культура, насколько идеально не подбирай костюмы и сколько успешно не подражай традиции; смыслово это развлечение публики, а не культура самого народа. Но, к сожалению, не только лишь все могут сформулировать хотя бы для себя, что же такое, эта самая традиционная культура. Просто “делай, как тогда”. А что это у нас получается? Тот самый догматизм, где следование догмам само по себе определяет суть и смысл деятельности.

Вернусь обратно к политическим движениям, которые нонче погрузились в догматизм, чуть более, чем все. Если брать в пример коммунистические движения, то тут всё прекрасно видно и на примере самой известной организации в стране – КПРФ; и на примере “левых” агитаторов.

КПРФ настолько погрузилась в свои социальные игры в парламенте, что её критики вполне обоснованно считают её не-коммунистической и соглашательской – вместо борьбы за права трудящихся она занимается каким-то лоббированием и дележом бюджета; это, конечно, левое крыло политики, но, извините, это вообще-то буржуазная политика. Социализм и коммунизм – они про всеобщее равенство, а предлагается делить заведомо несправедливо сформированный бюджет в пользу пенсионеров и неимущих; можно ли таким способом добиться мировой справедливости? Ответ очевиден.

Собственно, к написанию статьи меня подтолкнули споры с левыми пропагандистами (в хорошем смысле этого слова) – дескать, не те определения даёшь, не так изъясняешься; надо про диктатуру пролетариата, средства производства, и прочую классовую борьбу.

С одной стороны, они совершенно правы – именно отсутствие понимания, за что и как надо бороться, и превратило КПРФ в лево-буржуазную партию.

С другой стороны, если мы говорим на публичное пространство и пропаганду, то надо понимать, что значительная часть населения как чёрт от ладана шарахается от старых марксистских догм – пусть они тысячу раз истинны; если народ их не понимает и не хочет понимать (скажем спасибо десятилетиям охоты на ведьм), то люди будут слушать рекламу сникерсов, а не лекции по полит-экономии.

В условиях тоталитарной пропаганды либерал-монетаризма достаточно сложно проносить в умы вообще хоть какие-то идеи – это показывает, например, тот же опыт фольклористов; в этом движении много молодёжи, сейчас подрастает уже третье поколение погружённых в народную культуру со времён 1980-х, а воз и ныне там – потому что вой масс-культуры забивает информационное пространство наглухо. В “кровавом совке” собирались полные и лучшие залы, а теперь даже на раскрученные и распиаренные фестивали ходят, условно говоря, три калеки – по сравнению с той бесовщиной, что творится вокруг концертов условных Тимати и “Руки вверх”. Но, что интересно, подобная безнаказанность завела пропаганду монетаризма в тот же самый догматизм.

Важно

Монетаризм и капитализм умирают, они загнали Человечество в ловушку глобальной долговой ямы, где все должны всем и нет никакой возможности мирно решить эту проблему; но пропаганда по-прежнему воет всё те же песни, что и в начале “рейганомики” – инвестиции, потребление, ВВП и прочая. Думаю, сейчас даже сами монетаристы понимают, что надо что-то делать и простым переливанием денег из пустого в порожнее не отделаться, нужны глобальные перемены – но сделать ничего не могут, ибо мозги (и быдла, и их собственные) сплющены пропагандой, и любое реальное изменение пойдёт вразрез собственным догмам, которые они вот уже столько лет вбивают в головы биомассе. Вот и получается, что “лучшие умы” так и водят общество по кругу, как Моисей по пустыне, забалтывая проблемы очередными пэрэмогами и зрадами:

Обывателю кажется, что так будет всегда; ага, щаз. Опыт СССР нам показывает, что стоит потерять связь с реальностью, как всё валится буквально на глазах – а это мы видим буквально воочию прямо сейчас.

Вчера посмотрел ролик про войну в Югославии, как через 10 лет после смерти Вождя уже все резали всех – просто потому, что благ на всех не хватало. Поднимите руки, кто считает, что это невозможно уже завтра в произвольной точке мира.

Украину разорвали на части буквально за год, но это всё цветочки; ягодки пойдут, когда халява закончится уже и в Граде на Холме.

Кто бы мог подумать, что Майдан возможен уже и в цЫтадели демократии – а поди ж ты, “всенародно избранного” Трампа не принимает добрая (или злая) половина населения и истеблишмента. Но мы по-прежнему веруем в Швабоду и невидимую руку рынка? Ну окей, веруйте.

С православно-монархической стороны нашего общества всё ещё хуже, чем с левыми и либералами, как бы это странно не прозвучало – просто из-за того, что эта сторона наиболее подвержена догматизму; православие прямо стоит на догмах, и это было бы не так плохо, если бы оно ограничивалось духовной жизнью.

К тем же самым староверам у меня никаких вопросов нет – они живут так, как завещали предки ещё до Раскола, и считают, что вокруг царство Антихриста; но и поступают соответственно – спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи (с) Серафим Саровский.

Это сложный путь; более-менее живые общины староверов видел только в Уймонской Долине на Алтае; из остальных молодёжь бежит за соблазнами в город.

Совет

Но ведь Церковь и православные активисты ведут себя не так – не столько спасаются сами, сколько ведут пропаганду и всячески вторгаются в светскую жизнь; и тут их постигает удивление – после ренессанса Церкви в 1990-е общество снова отвергает клерикализм, и это заметно с каждым днём всё больше и больше.

Здесь я не пытаюсь ёрничать или разжигать.

Хотя сам я – атеист и сталинист, но, если посмотреть на друзей и знакомых, то среди тех, кого могу назвать действительно хорошими людьми (честными, верными, бескорыстными и прочая) будет больше верующих, чем идеологически близких мне плазменных марксистов.

Поэтому очень бы не хотелось идти по пусти рецидивов Гражданской войны, как это случилось в Югославии или вна Украине – на потеху большим дядечкам считать врагами людей, потому что гранаты у них не той системы.

И пытаюсь как-то склеить два этих мировоззрения; как мне кажется, между ними больше общего, чем различий; и уж точно больше точек соприкосновения, чем с торжествующим, но при этом подыхающим либерал-монетаризмом; но вместо того, чтобы совместно валить эту сволочь, мы цапемся друг с другом.

Почему с христианско-монархической стороны всё хуже, чем даже с левой, которая, казалось бы, маргинализирована и выброшена из публичного пространства – назвать себя коммунистом или сталинистом до сих пор считает моветоном, в отличие от.

Потому что левые, при всех своих проблемах и расколах, борются всё же с основной бедой Человечества – либерализмом и культом Золотого Тельца; а правые что? А правые продолжают бороться с клятыми коммуняками – я буквально каждый день вижу во френдленте контакта (где у меня собраны те самые фольклористы со всей страны) очередные доказательства преступлений клятой влады; и это, разумеется, не либеральный режим Ельцина-Путина, а… преданный анафеме ещё в 1956-м сталинский СССР.

Читайте также:  Флегматик - характеристика женщины, мужчины, ребенка

Что для радетелей за русский народ должно быть важнее – насущные проблемы вымирания оного или борьба с клятым прошлым – имхо ответ очевиден; однако граждане монархисты, как и в Гражданскую, обличают “картавого карлика” и преступления кровавого режима; об этом недавно писал. Что это, зачем это?.. Просто положено, вот и топим против клятых коммуняк.

Я всегда пытаюсь донести до людей простую мысль – надо всегда иметь в голове маленького и вредного философа, и всегда, даже по мелочам, задаваться вопросом “А зачем это?”. Это ещё называется “критический взгляд на жизнь”.

Обратите внимание

Если задаться этим вопросом по отношению к упомянутым выше православным монархистам, то оче-видно, что они не столько борются с клятыми коммуняками (с ними “разобрались” ещё в 1991-м, до сих пор радость и благодать кругом), сколько выступают на стороне… тех самых либералов, которые до сих пор у руля.

Ведь если “тогда” был ужос-ужос, кровь-кишки и мясорубки в подвалах, то сейчас-то всё отлично, и надо всего лишь больше молиться и строить больше церквей.

Многие возносят осанну уже практически святому Владимиру, подаются голоса за возрождение монархии (известно с кем на троне) – но ведь это означает фиксацию нонешнего положения дел, то есть легимизацию власти либерал-монетаристов.

Следование догмам 100-летней давности (главный враг России – жЫдо-большевики) приводит подобных христиан в стан культистов Золотого Тельца – потому что для современной власти все эти ваши церкви – всего лишь опиум для народа, и если они кому-то помешают, то всю эту религию завтра же выбросят на помойку; запретят, как курение в общественном месте, и загонят в резервации. Не потому, что я так думаю – в культуре, где главное – деньги и прибыль, религия – лишь временный союзник, и его всегда можно заменить чем-то другим, что нам сейчас наглядно иллюстрирует цеЕвропа.

Практически все приведённые примеры показывают действие законов диалектики – любое действие несёт в себе собственное отрицание.

И если не понимать, что и зачем ты делаешь, то практически неизбежно придёшь к отрицанию, то есть противоположности собственной деятельности – так, либерализм уже пришёл практически к фашизму, коммунисты в Думе переродились в буржуа; а православные монархисты дуют в дудку пропаганды либерализма. Давайте уже думать головой, а не повторять, как попугаи, догмы, мантры и молитвы – особенно там, где им не особо-то и место.

Чую я, тему придётся дополнять. Но потом.

Источник: https://xommep.livejournal.com/360495.html

«Мотивация и личность»

Приоритет средств неизбежно порождает научный догматизм, который тут же объявляет войну еретикам. Научные проблемы не так-то просто сформулировать, подвергнуть классификации и упорядочиванию.

Разрешенная проблема перестает быть проблемой, она становится методом или техникой, а та, что еще не сформулирована – почти что и не существует.

Получается так, что формулировать и классифицировать мы можем лишь методы и техники, порожденные разрешенными когда-то проблемами, таким классификациям мы присваиваем гордое звание “законов научной методологии”.

Важно

Канонизированные, загнанные в прокрустово ложе исторических традиций, эти “законы” не только не помогают исследователю, но и связывают его по рукам и ногам. Они становятся непреложными истинами для заурядного, нетворческого, конвенционального, робкого ученого; такому ученому проще подступаться к решению встающих перед ним проблем именно так, как предписано догмами.

Догматизм особенно опасен в психологии и в социальных науках, где “научность” обозначает использование методов и техник, заимствованных из естественных наук.

Именно догматизм подталкивает многих психологов и социологов снова и снова пользоваться апробированными, чаще всего изжившими себя методиками, вместо того, чтобы направить свои усилия на разработку новых методов, более отвечающих насущным требованиям нынешнего этапа развития психологии, далеко ушедшей от проблем естественных наук. Традиции в науке – весьма сомнительное благо, догматизм и слепое следование традициям наносит науке несомненный вред.

Опасность догматизма в науке

Основная опасность догматизма в науке состоит в том, что он препятствует обновлению методологии научного познания. Законы научной методологии, однажды сформулированные, становятся беспрекословной догмой для законопослушного ученого.

Применение оригинального метода, попытка нестандартного решения проблемы вызывает подозрение и, как правило, встречается в штыки, – так было с психоанализом, с гештальттерапией, с тестом Роршаха.

Подозрительность и враждебность, по-видимому, неизбежны до тех пор, пока не будет создана стройная, целостная система логических и статистических процедур и техник, столь необходимая сегодня психологии и социологии.

Открытие, как правило, бывает результатом совместных усилий, сотрудничества множества людей. Лишь в коллективе ученый, не одаренный выдающимся талантом, может способствовать постижению истины.

Если же сотрудничество невозможно, если оно не может устоять под натиском враждебности и подозрительности, наука останавливается в своем развитии, она вынуждена ждать появления какого-нибудь гиганта, гения, способного в одиночку поднять проблему. Однако гению не стоит рассчитывать на помощь своих догматичных коллег.

Совет

гениальность – удел избранных, она неизбежно вступает в противоречие с ровным, поступательным развитием ортодоксальной науки. Потому ученые-догматики, как полноправные хозяева науки, встречают в штыки любую мало-мальски новаторскую, еретическую идею, преследуют и загоняют в подполье настоящих ученых-творцов.

Непризнанному гению остается лишь ждать той счастливой поры, когда его идеи будут все-таки восприняты широкой научной общественностью, когда он сможет выйти из подполья, чтобы установить в науке власть своих догм.

Другая, возможно еще более серьезная опасность догматизма, взращенного на чрезмерном внимании к средствам, состоит в том, что он все больше и больше ограничивает юрисдикцию науки. Догматизм не только тормозит развитие новых научных методов, он становится непреодолимым препятствием для ученого, стремящегося сформулировать новую проблему.

Догматизм апеллирует к тому, что новую проблему, нестандартно поставленный вопрос нельзя исследовать с помощью апробированных методов и инструментов, мне часто приходилось слышать подобные заявления в отношении, например, ценностей, религии.

Ученый, не нашедший в себе научного мужества противостоять этой бессмысленной логической парадигме, обречен на тщету и неуспех, именно этот надуманный концепт становится благодатной почвой для обвинений в “логической несообразности” и “ненаучности проблемы” – догматизм, по существу, отказывает человеку в праве задавать любые вопросы и искать ответы на них.

Вся история развития науки показывает нам, что не имеет смысла браться за решение неразрешимой проблемы, в любом случае лучше говорить о проблемах, которые пока не нашли своего решения.

Такая постановка вопроса, несомненно, побуждает нас к поиску, творчеству, изобретательности, тогда как подход, сформулированный в терминах нынешней ортодоксальной науки, вопросы типа: “Как применить этот метод (в том виде, в каком он известен ныне)?”, напротив, заставляют нас признать собственную ограниченность, принуждают к добровольному отказу от познания важнейших человеческих проблем.

Подобный взгляд на вещи может стать причиной самых невероятных и чрезвычайно опасных последствий. Я вспоминаю, как недавно на одном из научных конгрессов прозвучало скандальное предложение нескольких ученых-физиков о прекращении государственной поддержки психологических и социологических исследований.

Обратите внимание

Они мотивировали свое предложение тем, что, по их мнению, эти науки недостаточно “научны”. В основе столь “революционной” идеи лежит гипертрофированное стремление к гладкости, полное непонимание “вопрошающего” характера науки, ее человеческой природы.

Как должен я, психолог, понимать этот и подобные ему выпады коллег-физиков? Может, они считают, что я в своих исследованиях должен пользоваться методами их науки? Но физические методы вряд ли помогут мне найти ответы на мои вопросы.

Каким же образом мне исследовать психологические проблемы? Или их не нужно исследовать вовсе? Или психологи должны отдать их на откуп теологам? Или же это заявление следует воспринимать просто как колкость, как насмешку? Может быть, имелось в виду, что психолог не столь умен, не столь образован, как физик? Но на чем основывается такое суждение? На личных впечатлениях? В таком случае я хочу поделиться с вами своим личным впечатлением: мне кажется, что дураки встречаются в психологии так же часто, как и в физике. А теперь давайте поспорим: чье впечатление в большей степени соответствует истине?

Боюсь, что единственным разумным объяснением подобного рода заявлений может быть тот факт, что в современной нам науке средству исследования, инструменту придается незаслуженно большое значение.

Догматичная наука, отдающая приоритет средствам, понуждает ученого к “осмотрительности и логичности в суждениях”, вместо того, чтобы побуждать его на дерзновенность, толкать на новые исследования.

Мы уже не удивляемся тому, что ученый шаг за шагом, сантиметр за сантиметром продвигается вдоль давно проложенных магистралей вместо того, чтобы решительно направиться в сторону неизведанных территорий, прокладывая новые дороги к еще не познанному.

Ортодоксальная наука внушает ученому консервативное отношение к непознанному и отвращает от радикального. Ей не нужен ученый-завоеватель, ей нужен мирный фермер, обживающий уже завоеванные территории.6

Настоящий ученый обязан, хотя бы время от времени, бросаться в гущу непознанного, где нет сформулированных понятий и точных методов, а есть только хаос, туман, мистерия. Ученому “средства” этот путь заказан, но ученый “цели” должен знать дорогу туда, должен всегда быть готовым к опасному путешествию, как бы ни противилась тому строгая классная дама ортодоксальной науки.

Важно

Приоритет средств приводит к тому, что ученые 1) считают себя более объективными, чем они есть на самом деле, и менее субъективными, чем они есть на самом деле, 2) считают себя вправе не считаться с проблемой ценностей.

Метод всегда нейтрален, проблема, напротив, предполагает некий этический компонент, проблема почти обязательно затрагивает сложнейшие вопросы человеческих ценностей. Ученый, отдающий приоритет методу, инструменту исследования в ущерб его цели, имеет возможность уклониться от решения щекотливой проблемы ценностей.

Очень может быть, что одна из главных причин инструментальной ориентации сегодняшней науки, ее пресловутой объективности коренится именно в неосознаваемой тяге к свободе от ценностей.

И все-таки, как я уже говорил в предыдущей главе, науке никогда не удавалось и никогда не удастся достичь абсолютной объективности, ей никогда не суждено стать независимой от человеческих ценностей.

Более того, я сомневаюсь, нужно ли ей стремиться к абсолютной объективности (может быть лучше сказать так – наука должна быть объективной ровно в той мере, в какой человек может быть объективным?) Все ошибки современной науки, перечисленные мною выше, имеют в своем основании нежелание признать несовершенство человеческой природы. Ученый муж в этом случае уподобляется невротику – он устремляется к “чистоте” и “объективности”, он хочет видеть в себе только мыслителя, хочет забыть о своей человеческой природе, и в результате лишается психологического здоровья: но мало того, по иронии судьбы он к тому же становится и плохим мыслителем.

Воображаемая свобода от ценностей приводит ко все более смутному пониманию ценностных стандартов.

Если бы ученые “средства” были предельно последовательными в своем отрицании цели (на что они не отваживаются, ощущая явную нелепость возможных последствий), наука оказалась бы не в состоянии отличить важный эксперимент от неважного, второстепенного. Мы могли бы рассуждать лишь о большей или меньшей степени технической грамотности эксперимента.

Самое банальное и самое оригинальное исследование с точки зрения методологии могут выглядеть одинаково “хорошими”, одинаково “добротными”.

Совет

На практике мы, разумеется, вряд ли поставим их на одну доску, но лишь потому, что при оценке научных исследований мы все же используем не только методологические критерии и инструментальные стандарты. Мы редко ошибаемся столь вопиющим образом, и все-таки мы можем ошибаться.

Читайте также:  Псевдодеменция - причины, симптомы, лечение

Пролистайте первый попавшийся вам под руку научный журнал, и я думаю, что вы согласитесь со мной – нестоящее дело не заслуживает хорошего исполнения.

Если бы наука представляла собой просто свод правил и процедур, то чем бы она отличалась от шахмат, или от алхимии, от зубоврачебного дела, от науки о дамских зонтиках?

Источник: http://www.persev.ru/book/prioritet-sredstv-i-dogmatizm-v-nauke

Догматизм

догматизм это, что такое догматизм
Догмати́зм (др.-греч.

δόγμα — мнение, учение, решение) — способ мышления, оперирующий догмами (считающимися неизменными вечными положениями, не подвергаемыми критике) и опирающийся на них.

Для догматизма характерны некритичность по отношению к догмам (отсутствие критики и сомнений) и консерватизм мышления (неспособность воспринимать информацию, противоречащую догмам), слепая вера в авторитеты.

Термин «догматизм» применяется в сфере политики, религии и философии.

Содержание

  • 1 Религия
  • 2 Философия
    • 2.1 Скептицизм
    • 2.2 Критическая философия
    • 2.3 Гегельянство и марксизм
  • 3 Политика
  • 4 Примечания
  • 5 См. также
  • 6 Литература

Религия

Религиозный догматизм характерен для религий, требующих веры в догматы, утверждаемые в качестве непреложных истин и обязательных для всех верующих.

Философия

В философии догматизмом называется характеристика философского учения или разновидность философских учений. Философское учение догматично, если оно принимает какие-либо основоположения в качестве абсолютно достоверных и соответствующих действительности без какой-либо предварительной проверки и возможности изменения. Несовместимыми с догматизмом учениями являются скептицизм и критицизм.

Скептицизм

Происхождение самого философского термина «догматизм» связано с античной философией.

Древнегреческие скептики Пиррон и Зенон, отрицая возможность достижения истинного знания, называли «догматиками» всех философов, выдвигавших и защищавщих какие бы то ни было утверждения (догмы) о вещах как таковых (субстанциях).

Быть может, обо всём познаваемом желательно говорить «мне так кажется». Быть может, стоит сомневаться в том, что есть на самом деле.

Пирронисты (скептики) эпохи Возрождения и раннего Нового времени критиковали с помощью скептических аргументов и обвиняли в догматизме разные учения, прежде всего перипатетиков (то есть схоластов, которые считались последователями Аристотеля).

Критическая философия

В Новое время Иммануил Кант назвал «догматической» всю рационалистическую философию от Декарта до Христиана Вольфа за создание философских учений без предварительного исследования возможностей и предпосылок знания, исследования пределов познавательных способностей человека, то есть без решения вопроса о том, насколько человек способен познать истину. Изложенная им в «Критике чистого разума» критическая философия положила начало философскому критицизму.

Начиная с утверждения, что прежде построения философской системы необходимо подвергнуть критике наши познавательные способности, Кант приходит к выводу, что познающий субъект не может познать вещи сами по себе, а познаёт только явления, закономерности организации которых принадлежат самому познающему субъекту. Поэтому метафизика как догматическое положительное знание о вещах самих по себе невозможна.

Гегельянство и марксизм

Г. В. Ф. Гегель также критиковал догматическую метафизику, собственно в его философии термины «догматизм» и «метафизика» являются синонимами. В понимании Гегеля догматизм — это односторонне рассудочное мышление, которое догматически принимает только одну сторону диалектического противоречия и, как таковое, противостоит диалектике.

Догматизм в более узком смысле состоит в том, что удерживаются односторонние рассудочные определения и исключаются противоположные определения диалектическое мышление не имеет в себе таких односторонних определений и не исчерпывается ими, а как целостность, содержит внутри себя совместно те определения, которые догматизм признает в их раздельности незыблемыми и истинными.

Эта критика догматизма была воспринята от Гегеля и диалектическим материализмом.

Политика

В политической сфере «догматизм» является расхожим политическим клише. В частности, коммунисты использовали ярлык догматизма в паре с ярлыком ревизионизма: «ревизионизм» означал недопустимую степень изменения марксистского учения, а «догматизм» — недопустимую неизменность.

Примечания

  1. Гегель. Соч. — Т. 1. — М.-Л., 1929. — С. 70.

См. также

В Викисловаре есть статья «догматизм» В Викицитатнике есть страница по теме
Догматизм

  • Догматика
  • Догмат
  • Догма
  • Фанатизм
  • Экстремизм

Литература

  • Догматизм // Большая советская энциклопедия
  • Э. Радлов. Догматизм // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • П. А. Флоренский. «Догматизм и догматика»

догматизм, догматизм это, что такое догматизм

Догматизм Информацию О

Догматизм

Догматизм
Догматизм Вы просматриваете субъект
Догматизм что, Догматизм кто, Догматизм описание

There are excerpts from wikipedia on .postlight.com”>

Источник: https://www.turkaramamotoru.com/ru/-113619.html

Догматизм

Что такое догматизм и каково его влияние на психологию человека? С самого начала времен в общественном сознании формировались философские воззрения на жизнь. Иные из них оказались настолько прочными, что сохранили ауру неоспоримости до наших дней.

Догматизм заключается в безусловном следовании этим постулатам. Аргументирование позиции опирается, как правило, на высказывания авторитетных источников. При этом изменившиеся реалии окружающего мира во внимание не принимаются.

Чтобы лучше понимать, что собой представляет догматизм, следует обратиться к этимологии этого термина. Древнегреческое слово “dogma” означает «решение» или «учение». Продуктом такого учения и является догмат – точка зрения, выведенная раз и навсегда и не подлежащая сомнению.

Истории известны смысловые вариации этого определения в разные периоды:

• древнеримский мастер красноречия Цицерон характеризовал догматы как доктрины, которые известны каждому и являются истиной в последней инстанции;

• выдающийся древнегреческий полководец Ксенофонт отождествлял это слово с приказом начальства, которому все военные люди должны безропотно подчиняться;

• у античного историка Геродиана догматы – это определения сената, которым должен следовать весь народ.

В наше время слово «догмат» обычно ассоциируется с религиозным постулатом, не подлежащим обсуждению. Любая критика в адрес такой «непреложной» истины воспринимается как ересь.

Кто такой догматик?

Человека, привыкшего мыслить раз и навсегда установленными кем-то шаблонами, можно с полным на то основанием называть догматиком. Он пытается втиснуть картину мира в прокрустово ложе своих воззрений, не замечая подчас их абсурдности. В качестве подобных «аксиом» приведем примеры бытовых формул заядлого доктринера:

• «Порядочные люди перевелись на свете»;

• «Счастлив тот, у кого туже кошелек»;

• «Все женщины – стервы»;

• «Нельзя верить никому»;

• «Миром правят злодеи».

Как правило, догматичность жизненных установок такого человека хорошо заметна окружающим. Отношение к нему зачастую приобретает негативный оттенок. Для догматика характерны следующие черты:

1. Неприятие альтернативной точки зрения

Если вы начнете возражать этому человеку и выдвигать разумные контраргументы, он воспримет такую эскападу в штыки. Критика его ориентиров кажется такому упрямцу абсурдной и враждебной.

2. «Законсервированное» мышление

Обратите внимание

Догматики мыслят штампами, все новое вызывает у них подозрение и недоверие. Они живут в собственном мире, который подчиняется раз и навсегда установленным законам и отвергает любые перемены.

Источник: http://rostduha.ru/dogmatizm/

Догматизм в философии, политике и религии, определение догматизма

Каждый человек придерживается определённой философии. Его нормы поведения и мышления могут напрямую зависеть от философских взглядов на жизнь, от его отношения ко всему происходящему вокруг.

Философия рассматривает самые разные точки зрения и различные образы мышления. Люди по-разному воспринимают происходящее и по-разному к нему относятся. Позиции людей в определённых ситуациях нередко являются отражением их философских взглядов.

Некоторые люди придерживаются в жизненных ситуациях определённого догматизма. Это также некоторая философская позиция к жизни, но в то же время имеет свои определённые минусы. Что такое догматизм, его положение в философическом смысле, суть понятия – об этом будет рассказано в этой статье.

Что такое догматизм?

Для начала стоит рассмотреть определения догматизма. Слово “догма” является по своему происхождению древнегреческим и обозначает “мнение, решение, учение”. Отсюда можно выделить следующее определение догматического учения: следование истинам, прописанным определённым учением или мнением.

Это упрощённое определение этого понятия. Если дать более развёрнутое определение, то оно будет выглядеть следующим образом: догматизм – способ мышления, который оперирует определёнными догмами (положения, считающиеся вечными и неизменными, которые не могут быть подвергнуты какой-либо критике), а также опирается на них.

Догматизм имеет свои характерные черты, которые можно обозначить так:

  • некритичность по отношению к догмам, то есть отрицание любой критики, звучащей в адрес догм;
  • консерватизм мышления – отсутствие способности воспринимать информацию, которая в какой-то мере противоречит существующим догмам;
  • слепая вера в авторитеты – индивид неукоснительно доверяет и придерживается только истинам, которые предоставляются основателями и проповедниками догм.

Термин может быть использован в разных сферах – религии, политике и философии.

Религия и политика

В религии догматизм встречается довольно часто. Вера обычно предполагает, что её последователи обязательно должны слепо верить в религиозные догмы, не пытаясь их оспорить.

В принципе, догматическое учение является чуть ли не основой для возникновения фанатических убеждений и радикальных взглядов.

Чаще всего догматическая точка зрения является одним из признаков сект, где их последователи не должны никаким образом даже задумываться о неправильности сектантских религиозных догм и являются рьяными догматиками.

Если рассматривать использование термина “догматизм” в политической сфере, то можно выделить его применение теоретиками коммунистической идеологии.

Данный термин является своего рода особым политическим клише. Коммунисты использовали понятие “догматизм” вместе с другим термином – “ревизионизм”.

Первое означало недопустимую неизменность марксистского учения, а второе – недопустимую степень изменения марксизма.

Догматизм в философии

В философии термином “догматизм” обозначают разновидность философских учений, или же характеристику философских учений.

Философское учение признаётся догматичным в том случае, если оно принимает определённые основоположения в качестве абсолютных истин без предварительной проверки, а также возможности их изменения.

Догматическое учение является несовместимым с другими учениями: критицизмом и скептицизмом.

Скептицизм

Происхождения термина “догматизм” и его существование его в философии связано с философией античности. Древнегреческие скептики Зенон и Пиррон в своё время утверждали, что достижение истинного знания просто невозможно.

Именно поэтому они называли “догматиками” всех тех философов, которые выдвигали, а затем и защищали, различные утверждения и истины, называемые догмами, о различных вещах.

Важно

Скептики предписывали утверждать о познаваемом, используя выражение “мне так кажется”, а также сомневаться во всём, что есть.

Скептики эпохи Возрождения и Нового времени, точнее, ранних его периодов, использовали скептические аргументы для критики различных учений, обвиняя их последователей и идеологов в догматической точке зрения. Прежде всего критике подвергались перипатетики, то есть схоласты, которые были последователями идей Аристотеля.

Критическая философия

В Новое время термин “догматизм” был использован Эммануилом Кантом, который назвал догматической все философские учения от Декарта до Кристиана Вольфа. Эти философские учения относились к так называемой рациональной философии.

Критика Канта была причиной того, что учения рациональной философии создавались без исследования возможностей, а также предпосылок знания, что должно было осуществлять предварительно.

В его работе “Критика чистого разума” использованная им критическая философия стала фундаментом для философского критицизма.

Кант вначале утверждает о том, что познавательные способности человека должны предварительно быть исследованы, а затем подвергнуты критике.

Из этого следует, что индивид не может познать вещи сами по себе, но при этом способен познавать определённые явления, которые по закономерностям своей организации принадлежат познающему индивиду.

Именно по этой причине, метафизика становилась невозможна как догматическое положительное знание о вещах.

Марксизм и гегельянство

Известный философ Гегель также критиковал догматиков и метафизику, приравнивая термины “метафизика” и “догматизм” к синонимам. Гегель считал, что догматизмом называют одностороннее рассудочное мышление, которое само по себе принимает лишь одну часть диалектического противоречия. Данное положение, по мнению Гегеля, противостояло диалектике.

  • Как утверждал Гегель, догматизм принимает лишь однорассудочное определение, которое в силу своей односторонности исключает противоположные определения. Диалектическое мышление не содержит в себе односторонних определений и не разделяет их, а является целостностью, что предполагает содержание в нём тех определений, которые в раздельности будут восприниматься догматиками незыблемыми и истинно верными.

Источник: https://psiho.guru/filosofiya/dogmatizm-opredelenie-dogmatizm-v-religii-i-filosofii.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector